Четверг, 14.12.2017, 23:44
Приветствую Вас Любопытный RSS
MangaZoom
ГлавнаяСанко Сакусен - ФорумРегистрацияВход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Общение » Fanfiction's st. » Санко Сакусен (Naruto, action, adventure 2010 (не закончен))
Санко Сакусен
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:06 | Сообщение # 1
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Название: «Санко Сакусен»
Автор: Uchiha
Бета:
Дисклэймер: мир и часть персонажей подвластно воле Кисимото Масаси, события и другая часть персонажей – моей воле.
Жанр: экшн, приключения, драма
Размер: миди
Статус: в процессе
Персонажи: шиноби времен Первого Хокаге, сам он, еще какие-то
Разрешение на размещение: с этой шапкой (да кому это надо XDD)
Предупреждение: АУ, так как наверняка я переврала кучу фактов из манги

От автора: я много думала над названием и так ничего не придумала из того, что могло бы кратко, емко и в полной мере отразить мою идею для этого фанфика… Но тут я наткнулась на одну статью…
«Санко Сакусен» - военная политика «Трех «Все», проводимая японским генералом Ясудзи Окамура в Северном Китае в 40-х годах 20 века.
«Санко Сакусен» - «Три все»: «Убивай всех, грабь все, жги все».


-1-
Этот бой слишком затянулся. Дождь стегал нас холодными мелкими каплями, но прохлады не приносил. В нос ударял несмываемый запах горелых тел. Огненные языки пламени, несмотря на льющуюся сверху влагу, не переставали облизывать убогие деревянные лачуги этой деревеньки. Мы даже не подозревали, что они сумеют нас догнать. Начать сражение тут было глупой идеей, особенно если учесть, что в нашей группе уже было несколько раненых. Двое из них, рассчитывая на то, что мы отвлечем противника на себя, скрылись с пленным. По крайней мере, порученное нам задание мы выполним.
Против них нас осталось всего шестеро. Черт возьми, наша самоуверенность слишком сказывается на способности принимать правильные решения. Слишком много оказалось ошибок, слишком много оказалось врагов.
Я слышал, как где-то в стороне закричал от боли Арата. Резко наклонившись, я описал катаной дугу и она с жадным чавканьем вонзилось в чье-то тело. Надо поспешить, мы не можем позволить себе терять людей. Еще пара взмахов, пара криков, пара поваленных тел, обильно облитых собственной кровью, - и я уже рядом с ним.
- Ты… - вопрос даже не надо заканчивать, он посмотрел на меня безумными глазами, потом перевел взгляд на распростертого перед ним шиноби.
- Глянь. У него видно внутренности! – Арата выхватил свою катану из мертвого тела и этим же движением вспорол трупу живот.
- Эй! – я кинулся, чтобы остановить его.
- Он лишил меня трех пальцев, ублюдок! - катана со свистом рассекла воздух, но не успела опуститься – где-то совсем рядом с нами раздался мощный взрыв. Взрывной волной меня откинуло куда-то в сторону. Ударившись о поваленное дерево, я потерял сознание.
Через смутную мглу, застилавшую все вокруг, доносились звуки сражения – выкрики техник, лязг доспехов, свист кунаев и сюрикенов. А потом все стихло. Совершенно все.
Только дождь продолжал падать на землю, впитавшую в себя еще и кровь. Капли ударяли по поверхности кровавых луж, успевших набраться в вспоровших липкую грязь, следах взрывных техник.
Холодная вода… стекала по волосам на лицо, смывая запекшуюся кровь. Я расслышал, как кто-то подходит ближе. Совершенно не таясь. Значит, бой действительно окончен. Тяжелая поступь усталого человека. Под его ногами хлюпала ужасающая каша из человеческих внутренностей и сырой земли. Человек остановился в полуметре от меня.
Не хотелось открывать глаза. Не хотелось возвращаться к реальности. Даже выяснять, кто же победил, не хотелось.
И тут меня схватили за волосы и резко встряхнули:
- Живой, что ли?
Я открыл глаза. Мужчина, смотревший мне в лицо, был довольно сильно потрепан боем. Голова рассечена, один глаз заплыл. Вторым, раскрасневшимся от пота, копоти и грязи, он внимательно рассматривал меня, словно какой-то редкий экземпляр вымирающего вида.
- Кто там еще? – к нам приблизился его напарник, как видимо. – О…
Он бегло глянул на меня, прикуривая, его взгляд задержался на моих черных растрепанных волосах, бледной коже, темных глазах…
- Неужели…
- Что? – державший меня ослабил свою хватку и я кулем свалился на влажную землю – прямо в буроватую от крови жижу.
- Неплохой улов, это же… Учиха?
Учиха? Чтобы меня называли этим именем?! Я зарычал от обиды, гнева и бессилия что-либо сделать. Попытка подняться не увенчалась успехом. Из-за нее я и получил со всего размаха по ребрам. Перед глазами замелькали разноцветные искры, весь воздух из груди попросту выбили, я сжался в комок, стараясь вдохнуть, но не мог.
Ребра не желали расширяться, чтобы даровать легким простор. Я хватал ртом влажный воздух, сгребая пальцами комки грязи.
В конце концов, я просто зашелся хриплым, с присвистом, кашлем, проталкивая потихоньку небольшие порции воздуха к легким.
- Ой-ой, ты осторожнее, он нам живым нужен, - спокойно протянул второй. – Не в каждой битве можно пленить кого-то с их клана.
Я почувствовал запах крепкого табака… Понятно, пока тот недобитый занимается моим «воспитанием», второй просто курит, следя, чтоб я хотя бы не сдох.
- А точнее… - он на минуту замолк, слушая мое сиплое дыхание. – Это впервые на моей памяти, хех.
- Жаль, - прохрипел я, глядя на него из-под спутанной, намокшей челки, - тебя разочаровывать.
- А? – курильщик приподнял бровь и присел на корточки. Я заметил, что пальцы, держащие мятую самокрутку, чуть дрожат.
- Но я не из этого клана, идиот.
- Ха! – они переглянулись. – Ха-ха-ха-ха-ха!!!
Он поднялся и посмотрел в серое небо все еще затянутое тяжелыми тучами, затем, затушив окурок о свою же ладонь, загрубевшую от множества сражений, вновь обратил внимание на меня:
- Тогда ты нам не нужен.
Последнее, что я услышал, был свист куная.

* * *
Решение о перемирии далось двум великим кланам шиноби с трудом. Не только из-за того, что они считались непримиримыми соперниками, но и из-за закостеневших старейшин обоих родов, желающих во что бы то ни стало получить для своего клана власть большую, чем та, которой могла бы обладать противоположная сторона. Клан Учиха и клан Сенджу шли к такому решению долго. Но просто подписей глав кланов на свитке было несколько недостаточно для того, чтобы начать взаимовыгодное, хотя бы для вида, сотрудничество.
Поэтому этот брак и был заключен. Брак между представителями разных родов. Сенджу пошли на этот шаг открыто, без особой радости, конечно, но они, ведомые Хаширамой, и правда считали, что это положит начало дружеским отношениям кланов. Двоюродная сестра Хаширамы Сенджу согласилась с таким решением без видимых сожалений, так как вполне доверяла постановлению старейшин.
Клан Учиха же воспринял это несколько иначе. Шаринган, их улучшенный геном, их гордость, не должен был достаться кому-нибудь не из клана, а тем более Сенджу. Исходя из этого убеждения, их старцы, куда более изворотливые и, следует отдать им должное, дальновидные, чем мудрецы клана Сенджу, решили отделаться малой кровью, выставляя со своей стороны того, кто мог гордиться только своей принадлежностью к этому клану, но никак не улучшенным геномом.
Эта история, поданная под нужным соусом, сразу придала подписям на бумаге желаемый для большинства вес и окраску.
Единственное, о чем не подумали ни в том, ни в другом клане – чем, как и где будет жить новая семья. И какой клан имеет право называть их детей своими наследниками. Сначала было не так уж и плохо. Родители поселились неподалеку от центра едва начавшей как-то вырастать деревни. Отец, несмотря на невозможность пробуждения шарингана, все равно довольно часто уходил на миссии, поручаемые ему новым начальством. С одной из таких миссий он не вернулся. Мне в ту пору было около трех лет от роду. Мать переехала жить ближе к кварталу Сенджу. Но чем старше я становился, тем больше проявлялась во мне кровь Учиха, по крайней мере, относительно внешности. Люди Сенджу бросали на меня косые взгляды, если я проходил мимо. Не позволяли своим детям приближаться ко мне, шептались за спиной матери. Слишком глубоко въелась в них эта постоянная ранее негласная война с Учихами. А затем случилось то, что еще больше провело черту между мной и ними – размолвка и битва Хаширамы и Мадары повлияла и на мою жизнь.
В возрасте десяти лет я стал изгоем в обоих кланах, равно как и моя мать. Хотя на виду они наперебой клялись в своей привязанности к нам и в покровительстве нашей семье. Однако никакой поддержки мы не получили. Как шиноби я был еще несостоятелен, а моя мама и без того подорвала здоровье, стараясь, чтобы я ни в чем не нуждался и не чувствовал себя ущербным. Хотя с какой стороны – Сенджу или Учих – чувствовать эту ущербность я толком и не знал. Об отце она говорила крайне редко и неохотно. Мне кажется, она так и не смогла его полюбить – слишком разными были не только они сами, но даже миры, в которых они воспитывались.
После битвы в Долине Завершения главу клана Сенджу было не узнать. По крайней мере, первые несколько недель. Хаширама-сама стал замкнут, молчалив и почти никуда не выходил с территории своего поместья.
В тот день, ближе к полудню, а может, и позже, я точно не знал, так как было пасмурно, я с огромной кипой свитков в руках пришел в резиденцию Хокаге – все еще выглядящее, как только вчера построенное, огромное здание с покатой рыжей крышей и видным иероглифом на торце.
Мой путь был предопределен – сначала несколько десятков ступеней, потом толкнуть ногой дверь, кивнуть охраннику с приветливым обветренным лицом, пройти по длинному темному коридору, чувствуя, как волосы ерошит легкий сквозняк, затем спуститься на первый этаж и, оставив свитки на стойке у стены, пять минут бороться с хитроумным механизмом, открывающим дверь в хранилище.
Мой путь был предопределен, но не в этот раз. Миновав ступеньки, я уже хотел было пинком распахнуть первую из дверей, как кто-то резким движением сделал это за меня.
По инерции я подался чуть вперед и если бы меня не подхватили чьи-то сильные руки, то непременно покатился бы кубарем по коридору. Прямо навстречу тому весельчаку с обветренным лицом.
- Аккуратней, малыш.
Я оторвал взгляд от своей ноши, готовой вот-вот рассыпаться по полу:
- Что?
Я сразу узнал того, кто стоял передо мной, хотя прежде видел его всего пару раз. Хаширама Сенджу улыбнулся и подал успевший упасть свиток:
- Тебе не тяжело таскать такое одному?
- Тяжело-нетяжело, но надо, - сказал я, стараясь чтобы ответ не выглядел слишком грубо. На мой взгляд не вышло. Мужчина нахмурился:
- Ты же сын Хотару-сан?
Все называли меня именно так, все из клана Сенджу. Для них я не был частью клана, ведь я был слишком «учиховской породы», и потому мои дражайшие родственники именовали меня исключительно «Сын Хотару». Соответственно, в клане Учиха я был известен как «аа, это же сын Ичиро». По имени ко мне обращалась только мама. Поэтому я был несказанно удивлен, когда услышал:
- Рюо-кун, да?
Я кивнул, ошеломленно глядя на Шодайме. Он в задумчивости протянул руку и взъерошил и без того спутанные волосы на моей голове.
- Рюо-кун… - Повторил он.
- Да? – я не знал, чего можно ожидать. Явно не чего-то хорошего. Вряд ли после того, что было совсем недавно, ему приятно смотреть в такие же черные глаза, опасаясь увидеть в своем родственнике очередного врага.
- Хочешь… - он снова улыбнулся, но улыбка мне показалась слишком печальной. – Хочешь быть моим учеником?
Свитки с глухим стуком посыпались на деревянный пол. Некоторые покатились дальше по коридору.
- Я?
Хокаге, казалось, смутил мой вопрос:
- Мм, я пойму, если ты захочешь в наставники кого-нибудь из клана Учиха, в конце концов, они, наверное…
- Нет, нет, - затараторил я, стараясь сохранить спокойствие. – Я с удовольствием! Я… Я… Для меня это…вы правда?
- Хокаге-сама? – позвал какой-то джоунин откуда-то из кабинета. Хаширама ответил ему, не поворачивая головы:
- Минуту, пожалуйста. Ну, так решено, Рюо-кун?
- Да!
- Отлично, тогда приходи завтра на пустырь за деревней, знаешь, где это?
Я кивнул. Хаширама-сама похлопал меня по плечу и уже на ходу добавил:
- Это отличная площадка для тренировок. Будь там в десять.
Я смотрел ему вслед и не мог поверить в то, что сейчас произошло. Чтобы глава клана Сенджу взял меня к себе в ученики? Меня?
В этот день я работал с особым энтузиазмом, что не преминул отметить тот чуунин, которому я помогал. Вечером, шагая домой, я впервые в жизни действительно равнодушно смотрел на косящихся на меня соклановцев и с той и с другой стороны. Теперь, когда сам Хаширама заметил меня, теперь для меня все будет иначе.
- Рюо-тян? – мама встречала меня у порога, вытирая руки о передник. – Что-то случилось?
Я удивленно приподнял брови:
- Почему ты спрашиваешь?
Мама присела на корточки и щелкнула меня по носу:
- Ты просто весь сияешь. И знаешь что, - добавила она, широко улыбаясь, - кажется, это заметила не только я. Так что же все-таки могло так тебя обрадовать?
Я не знал – сделать ли мне загадочное лицо и промолчать, чтобы мама узнала такую новость от кого-нибудь другого или же выпалить все сразу, чтобы вместе с ней порадоваться. В конце концов, я выбрал второе:
- Хаширама-сама попросил меня быть его учеником, представляешь!
Она побледнела и прикрыла рот рукой:
- Хаширама-сама? – как-то тихо переспросила мама, будто не веря тому, что я сказал.
- Ага! Завтра начнем тренировки! Мам?
Я забеспокоился, потому что она совершенно никак не реагировала на мои слова, просто замерла, глядя куда-то повыше моей головы. Я обернулся – в нескольких метрах от нас стоял седовласый старик. Его лицо было покрыто шрамами, а нависшие густые брови придавали ему некоторое сходство с древним замшелым тануки. Этого «тануки» я видел всего лишь раз в жизни – он был одним из старейших членов клана Учиха, почему именно он пришел сообщить о смерти отца, ни мне, ни матери не объясняли. Почему я запомнил его, я тоже не знаю. Скорее всего, лишь потому, что он был единственным из Учиха, кто посетил нас за эти десять лет.
- Вот так новости, Хотару-сан, - его хрипящий голос заставил меня фыркнуть, что я тщательно замаскировал под чих. Мама поднялась и вежливо поклонилась пришедшему. – Значит, мальчика хочет обучать Хокаге-сама?
- Уверена, Хаширама-сама будет ему отличным наставником, - проговорила мама, не поднимая взгляда. «Тануки» скривил губы:
- Ах-ах, мы ведь хотели бы, чтобы наследника нашей крови обучал кто-нибудь из нашего клана.
- И что же вам… - договорить мне не дали. Мама положила руку на мое плечо и покачала головой.
- К сожалению, я не могу противиться воле Первого Хокаге. Если он пожелал обучить моего, - она сделала ударение на этом слове, - сына, то не в моих силах отказаться от столь хорошего предложения.
- Ясно, Хотару-сан. – «Тануки» притворно вздохнул, он бросил на меня взгляд, полный презрения. – Но мы будем следить за обучением. Вероятность пробуждения шарингана у вашего отпрыска крайне мала, однако… вы и сами понимаете.
- Конечно. – голос мамы выдавал ее волнение. Это чувствовал даже я. – Спасибо вам за заботу.
- Рад помочь, рад помочь… - старик развернулся и пошаркал восвояси.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:06 | Сообщение # 2
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
-2-
С помощью активированного на мгновение шарингана, сделать неуловимое движение рукой, перенаправив летящий в сердце кунай чуть повыше, было проще простого. Затем, охнув, перевернуться на живот, скрывая тот факт, что сталь прошила вовсе не сердце, и направить зеленоватую чуть шипящую чакру в область ранения. Когда я терял сознание, я уже знал, что вскоре очнусь.
Вся влага впиталась, но земля еще долгое время будет сырой. Сильно пахло гарью. Скорее всего, именно этот запах и заставил меня распахнуть глаза. Первым делом, необходимо извлечь кунай и полностью закрыть рану. На все это у меня ушло минут двадцать главным образом потому, что я был слишком слаб, даже для такой простенькой техники.
Уже успело стемнеть. Повсюду возвышались обгорелые балки, где-то впереди из земли торчали черные скелеты бывших домов. Еще я различил там несколько светлых пятен – все, что осталось от нашего отряда. Возможно, кто-то все еще дышит, как и я.
С трудом, но мне удалось встать на четвереньки. О передвижении нормальным, подобающим для человека, способом и речи быть не могло. Конечности не слушались меня, руки предательски дрожали, в голове была полная неразбериха. Подтянув ноги под себя, я выставил вперед одну руку, затем вторую, перенес всю тяжесть тела на них, и снова подтянул ноги. Это было ужасно медленно и, наверное, со стороны смотрелось чрезвычайно смешно и странно, но двигаться по-иному я в тот момент просто не мог. Я добрался до первого тела – это был Арата. Сев рядом с телом, я вгляделся в его лицо. Похоже, перед смертью он успел помучаться. Кажется, они заметили его шаринган – глаза у трупа отсутствовали. И вырваны они были безо всякой жалости. Пустые глазницы смотрели в темное небо.
- Арата… - не то, чтобы мы с ним были особо близки, но Арата стал первым из Учих, кто признал мое право носить это имя, хотя я этого и не желал.
- Р…Рюо?
Я вздрогнул и обернулся. Под балкой, почти вдавленный в землю, лежал Кадзуо-сан, джоунин, назначенный командиром нашей группы.
- Вы…живы?
- Как видишь, - в темноте были видны только белки глаз. Все его лицо и одежда были перемазаны грязью и кровью. – Если бы не этот дождь, мне бы точно пришлось повидаться с предками.
- То есть? – я начал пробираться к нему.
Он вздохнул и пояснил:
- Земля успела размокнуть. Когда эта штуковина свалилась на меня, меня здорово вжало в грязь, зато я почти не пострадал.
- Кадзуо… - не хотелось его разочаровывать, но все-таки придется сказать. – Думаю, кроме нас никто…
- Я знаю, - он горько усмехнулся. – Отсюда хороший обзор, видишь ли… Мне.. следовало умереть вместе с ними, но… чертова грязь.
- Кадзуо-сан.
- Ооооу, есть кто живой?
Мы оба насторожились. Голос принадлежал мужчине, но кем был этот мужчина – друг или враг?
- Кадзуо-о! Сенджу Кадзуо-ку-ун!
- Это свои. Рюо, кажется, наши. – Зашептал Кадзуо, пытаясь перевернуться на живот в своем углублении. Мне все равно хотелось немного переждать, чтобы быть точно уверенным. Было много нестыковок – нас не могли найти так быстро, кроме того, ранее подобных спасательных операций деревней не предпринималось, и в конце концов, я просто не узнавал голоса, который нас звал.
- Рюо?
- Тише!
Его сложно было заметить, а я довольно хорошо умел маскировать потоки своей чакры, поэтому тоже вполне мог сойти за труп. Нам нужно всего лишь несколько минут. В столб лунного света вышел, как-то скособочась, человек. Даже отсюда было видно, что на нем такая же форма, как и на нас, лицо было скрыто под маской хищной птицы.
- Сенджу Кадзуо-ку-ун! – Снова крикнул он. Что-то не нравилось мне в его голосе. Пусть и через маску, но он звучал слишком неестественно, будто кто-то сжимал его горло, заставляя выговаривать именно такие звуки. Крикнув еще пару раз, он, застонав, осел на землю, схватившись за грудь. Было страшно наблюдать за ним, но мне хотелось разгадать что с ним не так. Мужчина, сложившись пополам, продолжал хрипеть, его голова вертелась из стороны в сторону, он то вскидывал руки, то заламывал их. Наконец, я понял кого он мне напомнил - сломанную марионетку. И в этот момент марионетка замерла. Он так и остался сидеть в неестественной позе, обхватив себя руками. Но теперь он был мертв.
- Что с ним? – Уже шепотом спросил у меня Кадзуо. Со своего места он просто не мог этого видеть. Но мне было все понятно – видимо, враги так решили проверить, не осталось ли кого в живых и для этого использовали труп нашего же товарища.
- Уже ничего, - почти не разжимая губ, ответил я.

* * *
Всю ночь я не мог заснуть – еще бы, Хокаге деревни сам позвал меня к себе в ученики! Может быть, я все же смогу влиться в их семью по-настоящему. Я был рад за себя, но еще больше я был бы рад, если бы на маму перестали коситься ее прежние знакомые.
Утром я чувствовал себя, несмотря на воодушевление, полностью разбитым. Мамы уже не было, вчера вернулась группа шиноби с очередной миссии, поэтому работы в госпитале хватало.
Я быстро собрался, запихнул что-то в рот, даже не прожевав, проглотил и запил слегка подогретым чаем.
На пустыре, где мы договорились встретиться, я был уже за час до назначенного срока. И не я один.
- Ты?
Я не помнил имени этого парня, но он был тоже из Сенджу. Пару раз я сталкивался с ним возле резиденции Хокаге. Он мне не нравился, определенно. Возможно, потому что он был старше, сильнее и наглее, а может быть и потому, что во мне просто говорила эта кровь Учиха.
- Эй, а вы что тут делаете? - к нам со стороны деревни шагали двое – тоже чуть постарше меня, мальчик и девочка с одинаковыми красными полосками на щеках.
- Инузука? – удивился Сенджу. – Да что тут…
- Это я вас всех пригласил, - из клубов серого дыма появился Хаширама-сама, весело глядя на нас.
- Такео Сенджу, Рюо Учиха, Сэй Инузука и Сузуме Инузука, думаю, из вас получится отличная команда.
- Что?! – наши голоса взлетели к небу, заставив Шодайме рассмеяться. Мы недовольно переглянулись. Думаю, втайне каждый из нас четверых видел себя единственным учеником Первого, а тут такое…
- Но… Хокаге-сама, - возразил Такео, наконец-то я узнал, как его зовут, - команда из четырех?
- Из пяти, - вежливо поправил его Хаширама, - сейчас прибудет ваш лидер.
- Наш… кто?!
Позади Хокаге раздался приглушенный хлопок и мы увидели склонившегося в поклоне парня лет семнадцати.
- А, вот и ты, Кадзуо-сан, - Хаширама обернулся и чуть склонил голову в знак приветствия. Кадзуо что-то забубнил про то, что непростительно опоздал и что его надо наказать за такое разгильдяйство и что, возможно, он из-за такого позора сегодня же вспорет себе живот.
Мы слушали все это, не зная опасаться ли нам за его жизнь или рассудок.
- Стоп-стоп, Кадзуо-сан, - Хокаге похлопал его по плечу. – Это мы пришли раньше, так что все в порядке. Знакомься, пожалуйста, из этих ребят мы воспитаем тебе команду.
Кадзуо поднялся и оглядел нас своими серыми глазами:
- Очень приятно, меня зовут Кадзуо Сенджу, надеюсь, мы сработаемся.
- Такео, - представился на всякий случай третий из здешних Сенджу, хотя не думаю, что они с Кадзуо раньше не были знакомы.
- Сэй Инузука, а это моя сестра Сузуме, - четко выговорил парень из клана собаководов. – Нам тоже очень приятно.
- А ты? – Кадзуо перевел на меня взгляд. – Учи…
- Сенджу! – мне пришлось его перебить. Я ненавидел это имя. – Рюо Сенджу!
- О… - он вопросительно посмотрел на Хашираму, но так и не смог ничего заметить в темно-карих глазах лидера деревни. – Ладно. Так чем же мы займемся сегодня, Хаширама-сама?
- Ммм… я, честно говоря, и не думал еще об этом, - пробормотал Первый, сложив руки на груди. – Полагаю, будет хорошо для начала изучить основные техники – Клонов, Перевоплощение и Замену.
- Да это же проще некуда, - простонал Такео.
- Основы очень важны, - Хаширама скинул с плеча небольшой рюкзак и извлек оттуда четыре свитка, по одному на каждого из нас, кроме Кадзуо. – Вот, попытайтесь разобраться, Кадзуо вам поможет.
- А… - кажется, Сэй готов был озвучить тот вопрос, который сейчас возник и в моей голове.
- Я? – Первый усмехнулся. – Со мной вам сейчас пока делать нечего. Тренировки со мной у вас начнутся только в следующем году.
- Это же Хокаге! – яро затараторил Кадзуо. – Задача Хокаге охранять всю деревню, вести дела и встречаться с главами других скрытых деревень. Вы должны быть бла…
- Кадзуо, - голос Хаширамы стал чуть выше. – Если я сказал, что буду обучать этих детей, то я выделю на это достаточно времени. Но сейчас мои тренировки нанесут им больше вреда, чем пользы. Поймите, я подумал, что буду требовать от вас слишком многого. Поэтому я и попросил Кадзуо-сана на первом этапе заняться вашей подготовкой.
- Ясно, - Инузука огорченно вздохнул. Для меня такие слова тоже были лишь печальной новостью, хотя я понимал, что Хокаге и в самом деле сожалеет, что сейчас оставляет нас Кадзуо.
- Не волнуйтесь, Кадзуо-кун будет хорошим наставником. К тому же каждый день я буду получать от него отчет о ходе ваших тренировок.
Сказав это, Первый Хокаге исчез, оставив нас – недовольных и сердитых, на растерзание старшему из присутствовавших здесь Сенджу. Кадзуо внимательно оглядел нас и не нашел ничего лучше, как покачать головой:
- Да он, должно быть, шутит…
Сэй и Сузуме переглянулись.
- Так, ладно, - парень выстроил нас полукругом возле себя так, что я оказался как раз между двойняшками Инузука. – Начнем с простейшего – концентрация чакры.
- Кадзуо-кун, - крайне вежливо перебила его Сузуме, - мы же обучаемся в Академии…
- Тогда покажите мне чему вас там обучили, - наш наставник недовольно сложил руки на груди. Академия была основана совсем недавно, думаю, Кадзуо еще повезло там не учиться, так как от тренировок с самим Хокаге пользы явно больше, чем от скучных занятий по тактике и стратегии боя на пересеченной местности…
Мы, не сговариваясь, отошли подальше друг от друга, чтобы не помешать демонстрации. В одно мгновение сложив печати, сосредоточившись, мы замерли.
Кадзуо невозмутимо глядел на наши попытки выставить себя в лучшем свете.
- Что ж, - промолвил он спустя какое-то время. – Браво, браво. Такео еще куда ни шло, но остальные… Сэй, слишком долгая концентрация – это должно происходить автоматически. Только подумал – и всплеск энергии, понимаешь? Теперь ты знаешь, что тебе надо. Дальше, Сузуме-тян, я так ничего и не увидел…
- Но! – вскрикнула Сузуме, негодуя.
- Слишком слабо. Если ты все оставишь на таком уровне, то куноичи тебе не бывать. Рюо!
- А? – настала и моя очередь получить нагоняй.
- Тебя кто так учил концентрации? Неужели Учиха?
Я сжал кулаки:
- Я не Учиха!
- Ну, видишь ли, - Кадзуо обернулся к Такео, чтобы привлечь его внимание, - в клане Сенджу никто не краснеет, как будто вот-вот взорвется, концентрируя чакру. Это ведь Учиха мастера огненных техник!
Они вдвоем рассмеялись. Но их смех замер, едва мимо их голов со свистом пролетели острые сюрикены.
- Ты… - Такео кинулся ко мне, повалив на землю. – Отродье! Да что ты себе позволяешь, а?!
Я был готов убить его, так я был зол. И мне было плевать, что он старше, сильнее, что он придавил меня к земле, лишив всякой возможности двигаться. Я дернулся, с ненавистью поглядев в его карие глаза. Такео занес руку для удара…
- А ну хватит! – Кадзуо, словно очнувшись, подскочил к нам. Схватив Такео за ворот футболки, он отбросил его в сторону. – Рюо Учиха, ты отстранен от занятий. Я доложу обо всем Хокаге-сама. Такео Сенджу, с тобой я еще поговорю.
Я не знал, что и сказать. Лежа на земле, я почувствовал, как в глазах предательски защипало, как в горле разросся комок, не позволяя мне свободно вздохнуть.
- Рюо-кун, - Сузуме боязливо приблизилась ко мне.
- Отстань! – закричал я, закрыв лицо руками. – Уйди! Уйди!!!
- Сэй, Сузуме! – позвал их Кадзуо. – Продолжим тренировку в другом месте. За мной.
Я слышал их удаляющиеся шаги. Когда они исчезли из виду, я в голос разревелся.
Вся обида – на мою судьбу, на моих родственников с обеих сторон, на все на свете, включая Хашираму-сама, который так жестоко подшутил надо мной, рвалась наружу вместе с горячими слезами.
Размазав слезы по щекам, я поднялся и побежал, не разбирая дороги, не глядя под ноги. Я только и понял, что оказался где-то в глубине леса, вдалеке от Конохи. Солнце стояло в самом зените, опаляя землю, заставляя все живое искать тень. Я устало прислонился к одному из деревьев, съехав вниз, уткнулся лицом в колени, срывая траву вокруг и отбрасывая ее куда попало.
- Какое благородное занятие для представителя клана Учиха, - насмешливый голос раздался так неожиданно, что я подпрыгнул.
- Кто здесь?!
Сверху спрыгнул мужчина с рыжей маской на лице. Черные волосы были спутаны и висели сосульками, одежда не отличалась опрятностью, хотя и была добротной. Бродяга, что ли?
- Кто вы?
- Я? – мужчина призадумался. – Читал книгу про приключения шиноби-неудачника?
Я молча кивнул, не понимая к чему клонит этот странный тип.
- Тогда зови меня Тоби. Как главного героя.
- Вы тоже шиноби-неудачник? – спросил я. Забавно, но упоминание такой детской книжки как-то раскрепостило меня. Я уже не боялся этого человека.
- Да уж… Так я прав? Ты Учиха?
- Я ненавижу это имя, - буркнул я, садясь обратно. – Оно как проклятье. Никуда не деться…
Мужчина внимательно слушал мои полные гнева и ярости речи и иногда кивал головой, соглашаясь. Стало заметно жарче. В траве стрекотали какие-то насекомые. Деревья покачивали кронами от еле заметного ветерка. Облака лениво ползли по небу, напоминая стадо засыпающих на ходу овец. Я перевел взгляд с травы у ног туда, где, по идее, должен был стоять незнакомец. Однако там его уже не было.
- Здесь, - сказал он. Я задрал голову. Бродяга сидел на ветке того дерева, под которым примостился я.
- Тоби, - обратился я к нему, но что-то заставило меня прибавить, - «сан», а какое вам дело до этого клана?
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:07 | Сообщение # 3
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
-3-
Ночью было куда прохладней. Мы долго провозились, извлекая Кадзуо из-под обломков. Грязь затвердевала все больше, лишая его возможности двигаться относительно свободно.
- Вот… если бы… ударить по той перекладине суйтоном, - прокряхтел джоунин, в очередной раз пытаясь ухватиться за обуглившуюся балку над ним.
- Она свалится прямо на тебя.
Сил оставалось все меньше, а выбраться ему так и не удавалось. Я тяжело опустился на землю, восстанавливая дыхание и шаря взглядом по завалившим его обломкам.
- Может, попробуешь с другой стороны?
Он покачал головой, глядя в темное небо:
- Ноги упираются во что-то, там нет лаза.
- Ты сказал суйтон... - я оборвал себя на полуслове. Из нас двоих водными техниками владел только он. Кадзуо прищурил глаза, усмехаясь. Он при всем желании не смог бы себе помочь. Из его положения до нужной перекладины не достать.
- Это безнадежно, Рю…
- Покажи мне ее.
- Что?!
Мужчина выгнул шею, чтобы бросить на меня удивленный взгляд.
- Сможешь? Покажи мне нужную технику.
Сенджу понадобилось несколько минут, чтобы понять о чем я его прошу. Его глаза на покрытом грязью лице округлились и засветились озарением, я почти видел ход его мыслей.
- Ты… - он не мог поверить в свои предположения.
- Всего несколько месяцев назад, - подтвердил я. – Просто покажи мне технику.
Он с минуту размышлял о чем-то, затем молча кивнул.
- Суйтон! Водный Дракон!
- Шаринган!
Печати запомнить не составило и труда, с шаринганом я видел их словно в стократном увеличении. Сама техника тоже была не самая сложная – огромный поток воды, лихо кружащийся вокруг своей оси, взвился в небо, обдав нас с Кадзуо, а также чуть подсохшую землю, душем ледяных капель.
- А горячей нет? - вздохнул я, когда он прекратил дзюцу. Сенджу пожал плечами, пробормотав, что он никогда об этом не задумывался.
- Так, - я, собравшись с силами, отполз в сторону. – Я ударю по торчащему вон с того угла куску дерева.
- По тому? – Кадзуо беспокойно заерзал в своем углублении. – Оно ж все на меня рухнет! Бей с другого края, тогда оно завалится на тот бок и я сумею выползти отсюда, черт возьми.
Мне не понравился его тон, ведь он не видел всей картины. Ему, лежа под этими обломками, легко ошибиться, но этот Сенджу упрям как баран. Сколько уже раз я проклинал его за такую чрезмерную уверенность в своей правоте…
- Послушай, - устало произнес я, стараясь не повышать голоса, - я сделаю так, как хочу. Лежи спокойно и не дергайся, и через минуту сможешь наорать на меня за самоуправство и за то, что я слишком «Учиха» и плевать я хотел на мнения остальных.
Кадзуо замер, видимо, и он вспомнил наши с ним многочисленные перепалки, порой доходившие до серьезных сражений. Он тихо чертыхнулся и махнул рукой – делай, как знаешь. Сконцентрировав нужное количество чакры, бережно контролируя ее течение, я в миг сложил необходимые печати и неистовый водный поток вгрызся в черные, пахнущие гарью обломки какого-то строения, выворачивая их и разбрасывая вокруг.
Я видел, как Кадзуо сжался, прикрыв голову руками, хотя, если бы все пошло не так, как я планировал, его бы это не спасло. Через несколько мгновений, джоунин был свободен.
Выбирая самые отборные выражения, он посоветовал мне в следующий раз идти куда подальше и выразил сожаление по поводу того, что я не сдох вместе с остальным отрядом.
Вода этой техники была просто до дрожи в зубах ледяной, а его обдало так, что полностью вся его одежда высохнет только дня через два, да и то при солнечной погоде.
Но я заметил его благодарную улыбку.
Еще минут пять ему понадобилось для того, чтобы размять занемевшие конечности.
- Надо не мешкая вернуться в Деревню, - задумчиво проговорил он, потирая шею. – Времени на отдых лучше не терять.
- Легко сказать, - недовольно буркнул я, чувствуя, что сил во мне осталось совсем ничего. Едва заживленная рана в плече нещадно ныла, отбивая всякой желание шевелить рукой. О царапинах, порезах, ушибах и прочем я даже не думал. Но самым худшим было, конечно, то, что чакры я тоже потратил предостаточно.
Кадзуо помял подбородок и почему-то расхохотался.
- Долго же нам пришлось с тобой возиться, парень.
Я не сразу понял, что его слова, выплюнутые с такой злобой и яростью, были обращены ко мне.
- А?! – мое удивление было настолько велико, что я даже не мо точнее сформулировать все мысли мигом собравшиеся в голове, не мог решить какой вопрос задать первым.
- А говорил, что не Учиха, ай-я-яй… - Из-за ставшего в предрассветных сумерках серым полусгоревшего здания, вышел мой старый знакомый – тот, что затягивался сигареткой. – Обманывать старших нехорошо, знаешь ли.
Несмотря на такую ситуацию, я, совершенно не думая, действуя скорее по наитию, чем из здравого смысла, попытался убежать. Но по ногам тут же что-то ударило и я растянулся на холодной, мокрой земле, раскинув руки.
Курильщик и тот, который все это время старательно играл роль Кадзуо, подошли ближе.
- Молодежь нынче не та, - проговорил второй голосом Кадзуо, полностью имитируя его обычный насмешливый тон, - неужели ты думал, что так просто убежишь от нас?
Я перевернулся на спину – лучше уж встретить смерть лицом к лицу, чем ждать, пока тебе резанут по горлу острым кунаем.
- Что с ним? – спросил я, чтобы потянуть время, необходимое мне для более детального анализа ситуации.
- С джоунином? Он перед тобой.
Тут до меня, наконец, дошло что это за техника – перенос своего сознания и подавление чужого. Как же я сразу не сообразил. У этого дзюцу огромный плюс – я ничего не могу сделать против Кадзуо. По крайней мере, так они считают.
- Думаешь, если захватил его тело, так я теперь не буду сражаться за свою жизнь? - крикнул я.
- Ты же из Конохи, - ухмыльнулся второй, доставая из кармана жилета мятую пачку сигарет и шаря в ней тонкими пожелтевшими от постоянного курения пальцами. – Вы за своих и в огонь и в воду, разве нет?
Да, именно так все и думают. Но Коноха не поэтому стала сильнейшей деревней в такой короткий срок.
- Когда выбора нет, - тихо проговорил я, глядя на них, - бойцы Скрытой Деревни Листа на многое способны.
Курильщик затянулся и выпустил облако дыма в серое небо. «Кадзуо» стоял, глупо ухмыляясь – совершенно открытая поза, словно так и говорил мне «Давай, бей куда хочешь».
Но бить буду не я. За их спинами уже появился высокий человек с оранжевой маской на лице – мой наставник, мой демон-хранитель. Тоби, шиноби-неудачник, как представился он мне при первой встрече.
Я едва заметно кивнул и тут же грудь «Кадзуо» пронзила катана, капли его крови – горячие, терпкие, упали мне на лицо.
Курильщик даже понять ничего не успел – пока он соображал что случилось с его напарником, я, кинувшись на него, повалил его на землю и со всего размаха всадил ему кунай в глотку, утопив оружие по самую рукоятку. Еще несколько секунд, показавшихся мне едва ли ни днем, он хрипел, харкая кровью, пытаясь нелепыми и неловкими движениями убрать с ножа мои руки. А затем – затих, так и умер с сигаретой в зубах.
Я выдохнул и обернулся к Тоби. Тот стряхнул тело джоунина со своей катаны и теперь привычным движением убирал ее обратно в ножны, сетуя на то, что нечем протереть столь идеальное оружие.
- Он жив еще, - заметил Тоби, указав рукой на Кадзуо. – Я ведь правильно тебя понял?
Я молча кивнул. Поднявшись с трупа курильщика, я, шатаясь из стороны в сторону, побрел к Сенджу, чье дыхание становилось все тише и тише.
Вряд ли моих сил хватит на полное его излечение, но катана наставника действительно идеальный клинок, который полностью подконтролен желаниям своего владельца. Я знал, что моей первой помощи будет достаточно, чтобы Кадзуо выжил и мы смогли бы добраться до деревни.
Тоби присел на корточки рядом с нами, черное отверстие в его маске было направлено на мою ладонь, слабо освещенную медицинской чакрой.
- Все-таки ты действительно наполовину Сенджу, - выдал он, подперев голову рукой.
Я чуть приподнял уголки губ в кривой усмешке:
- Медицинские техники важны, будь ты хоть безродным бродягой.
Он отмахнулся:
- Я не про это. Ты все еще не можешь сделать выбора в свою пользу, а не в пользу товарища. Это глупое самопожертвование до добра не доводит.
Ухмылка сошла с моего лица. Я прекрасно понимал к чему клонит Тоби. Наш первый разговор надолго останется в моей памяти.
- Это не глупое самопожертвование, - возразил я, посмотрев на него. – Это расчет, сенсей. Если бы я один из всего отряда вернулся в деревню, возникло бы слишком много вопросов, моим ответам на которые никто бы доверять не стал.

***
Вечером следующего дня я, совершенно обессиленный, грязный, перемазанный сажей, кровью и еще бог весть чем, поддерживая такого же Кадзуо Сенджу, вошел в деревню. О нашем прибытии уже знали, поэтому нас двоих уже ждала медицинская бригада. К моему разочарованию, в ее состав входила и мама. Ее огромные глаза, с ужасом взирающие на мои раны, на повисшую, как плеть, руку, на жилет скорее багровый, чем зеленый, на впалые щеки и взлохмаченные волосы, говорили лучше всяких слов.
Я смог только кивнуть ей, показывая, что со мной все в порядке, и тут же отключился.
Не знаю, сколько времени я провел без сознания, да это меня особо и не интересовало, но очнулся я уже в теплой светлой больничной палате.
На соседней койке никого не было. Окно выходило на улицу и оттуда доносился обычный шум. Я провел рукой по лицу, ощупав пластыри на щеке и брови. Почему-то сразу захотелось их сорвать.
Дверь распахнулась и в помещение вошла мама. За эти дни, пока я был на миссии, она быстро постарела, или раньше я просто не замечал этих морщинок у глаз, этой тонкой, почти прозрачной кожи на руках.
- Мам? – позвал я. – Я в полном порядке, ты не волнуй…
- Ты еле волочил ноги, когда пришел… Что там было? – спросила она, как мне показалось совершенно чужим голосом. – Ками-сама, они все мертвы, Кадзуо едва выкарабкался… Рюо, я так извелась! Может, тебе все-таки…
Я приподнялся на локтях:
- Ты же знаешь, что нет… и даже не проси. Со мной все будет в порядке.
Отшвырнув одеяло, я опустил ноги на пол, нашарив под кроватью пару шлепанцев.
- Дай халат…
Она подошла к спинке кровати, где висело такое же белоснежное, как и на ней одеяние. Мама долго стояла там, перебирая пальцами складки на ткани прежде, чем протянуть его мне.
- Спасибо, я пойду наверх… проветрюсь.
Она покачала головой, потом улыбнулась:
- Сегодня вечером тебя выпишут под мою опеку.
- Так быстро? – удивился я. Обычно тут любят подержать раненых подольше.
- Я же тебя знаю, - сказала мама. – Ты бы все равно убежал отсюда, верно, Рюо?
- Угу.
Накинув халат, я похлопал ее по плечу и вышел из палаты. Благодаря тому, что в детстве я тут часто бывал – занося матери сменную одежду, когда тут ночевали целыми бригадами, или просто забегая к ней после работы, я знал это здание как своих пять пальцев.
К крыше было несколько ходов, но самым безлюдным являлся коридор по правому крылу.
В шлепанцах идти было неудобно, они скользили по тускло-желтому линолеуму. Добравшись до лестницы, я вздохнул с облегчением.
Дверь на крышу была открыта. Я все еще держался за ручку, когда увидел ее – Сузуме стояла, глядя на Коноху, постоянно поправляя волосы, держа в руке тонкую сигарету, как обычно.
Она обернулась на шум и улыбнулась мне, помахав рукой.
- Твоя мать сказала, что ты сюда обязательно зайдешь.
Я прислонился к двери, засунув руки глубоко в карманы халата. Мне хотелось побыть одному, а тут Сузуме, да еще с этой сигаретой в руке. Перед мысленным взором вспыл совершенно другой образ – тот шиноби, которого я убил.
- Потуши ее. – довольно грубо бросил я ей.
Она подошла ближе.
- А что такое? Раньше ты ничего не имел против.
- А сейчас имею. Сузуме, потуши ее.
Она нахмурилась и, хмыкнув, бросила недокуренную сигарету под ноги.
- Странный ты, - заметила она.
- Сегодня буду дома ночевать.
Она сложила руки на груди, пробурчав, что и так меня не было черт знает сколько, а теперь еще и ночевать у мамочки собрался.
Ее обычный лепет, позволяющий мне расслабляться, сегодня почему-то раздражал. Я уже собирался уйти, даже не попрощавшись, как брошенная ей будто просто так фраза, заставила меня остановиться:
- … и как только ты обращаешься с матерью своего будущего ребенка, Рюо? Ты совершенно…
- Что… - это был даже не вопрос. Это было состояние моей души на тот момент.
- А, это… Да, я беременна.
Перед глазами на мгновение потемнело. На меня как будто снова вылили целый океан ледяной воды.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:08 | Сообщение # 4
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
-4-
Человек в маске долго молчал, обдумывая мой вопрос.
Он сидел на толстой ветке дерева, свесив ноги по обе стороны от нее. Поза была более, чем расслабленной, но я чувствовал, что он далеко не так спокоен, как хочет казаться. Наконец, он вздохнул и, протянув руку, сорвал несколько листочков. Разорвав их пальцами, он сбросил зеленые обрывки вниз, едва не попав в меня.
- Просто я ненавижу Учиха. Ненавижу Коноху.
Это было достаточно серьезное заявление, особенно, если поверяешь его малознакомому десятилетнему парнишке. В мою голову закрались какие-то нехорошие мысли, поэтому я решил спросить напрямую, чтобы не терзаться сомнениями:
- Вы меня убьете?
Надеяться на то, что если так и будет, я смогу избежать смерти, не стоило. Я знал, что Тоби силен и дурачится только для вида.
- Нет. – так же спокойно, как и до этого говорил о ненависти, произнес он, покачав головой. – У меня есть к тебе предложение.
- Ко мне? – что может понадобиться такому, как он, от такого, как я?
- По-моему, я так и выразился, - усмехнулся он, закинув одну ногу на ветку. – Сегодня тебя что-то возмутило, так? Так как ты Учиха…
- Наполовину Учиха, - гневно бросил я, вскакивая. Его это ничуть не смутило, он продолжил:
- Так как ты «наполовину» Учиха, то я смело могу предположить, что это недостаток силы. Я прав?
Будто видит меня насквозь, я только кивнул, подтверждая его правоту. Мне стало интересно. Голос Тоби, то становящийся режущими ухо клоунскими выкриками, когда он говорил несерьезно, то внезапно опускающийся и переходящий в пробирающий до дрожи шепот, не то, чтобы завораживал, но заставлял слушать, не перебивая.
- Учиха всегда стремятся к силе, неважно какими путями, неважно, какие цели они ставят перед собой – благородные или низменные, главное их стремление остается неизменным. Они слишком гордятся своими додзюцу, надо признаться, не зря. Но там, где нет развития, нет и жизни. Именно это знание и толкает их вперед, заставляя совершать порой ужасающие поступки для получения новой силы, такой, которой нет и не было ни у кого. Сейчас, подавленные авторитетом Сенджу, твоей второй половины, кстати, они сами загнали себя в клетку, из которой, однако, есть два выхода. Знаешь, какие?
- Нет, - тихо сказал я, всем своим видом показывая, чтобы он поскорее дал ответ на свой вопрос.
- Либо подчиниться, либо нет. Простой выбор, не так ли? Что ты скажешь, как «наполовину» Учиха?
При слове «подчиниться» у меня внутри будто проснулось голодное чудовище, раздирающее алчными когтями часть души. Видимо, мой взгляд наполнился презрением и злобой, так как Тоби громко расхохотался.
- Видимо, «половина» Учиха в тебе больше, чем ты думаешь.
- И при чем здесь я? – то, что говорил Тоби, может быть и было реальным положением вещей, но на клан Учиха и их путь мне было плевать. Я не считал себя их частью, я не хотел иметь с ними ничего общего.
- Пусть старые прохвосты из верхушки клана и не разглядели в тебе шиноби, по силе потенциально равного самому Хокаге, но я это вижу так же ясно, как и твое лицо.
Тут настала моя очередь смеяться:
- Вот уж вряд ли. Мой отец даже Шаринганом не обладал. Я не более, чем просто носитель этого проклятого родового имени. Имя «Учиха» и черные волосы сосульками – все, что досталось мне от них.
Он потянулся и спрыгнул вниз. Подойдя ближе, мужчина чуть наклонил голову вбок, пристально глядя на меня.
- Не все. И ты увидишь это также, как я, стоит нам только начать тренировки.
И тут мы вернулись к тому, с чего начали:
- При чем здесь я? Для чего мне получать вдобавок к имени, которое я ненавижу, силу, которая мне не нужна?
Тоби сложил руки на груди:
- Не нужна, говоришь? А кто же сейчас рыдал от того, что не смог даже элементарного сделать? Уж не ты ли? Сила нужна. Особенно тебе. Ты ненавидишь Учиха за то, на что они обрекли тебя и твою мать – она не может жить прежней беззаботной жизнью, окруженная вниманием и любовью Сенджу, ты этого вообще не познал. Знаешь, как сделать так, чтобы больше в твоей жизни не было этих взглядов, полных жалости и показного сочувствия, чтобы соклановцы с той и с другой стороны не чурались тебя, как прокаженного?
- Это просто невозможно, - пожал я плечами. – Они всегда бу…
- А вот и нет! В тебе скрыта сила, которая способна поразить всех из Учиха. С такой силой, умело применяемой в нужных ситуациях, ты сможешь стать лидером этого клана. Это значит всего лишь, что все – от мала до велика – закроют глаза на твое происхождение. Из страха перед твоей силой, из уважения перед сильным лидером.
- А Сенджу?
- Они будут только рады. Их старейшины посчитают это своей удачей. Клан Учиха, гордый и непокорный, будет подчинен кому-то их крови. Да они тебя будут на руках носить, если ты поманишь их тем спокойствием, которого они так жаждут.
Я задумался. Такая перспектива, пусть и вот так, связав себя с теми, кого я презирал всей душой, но сделать остаток нашей с матерью жизни лучше, наполнив ее всем тем, чего нам так недоставало, действительно казалась заманчивой, обещая куда больше, чем могло показаться на первый взгляд.
Пусть это и было по-детски, но я тут же представил себе физиономию Такео, когда я скажу ему, что стал лидером клана Учиха. Ему на лидерство в Сенджу никогда претендовать не светит. Мои мысли уносили меня все дальше и дальше, рисуя такие картины, о которых я раньше и подумать не мог.
Если во мне действительно есть такая сила, способная изменить мою жизнь, жизнь моей матери и жизнь в клане Учиха, то было бы большой глупостью не использовать ее. Так я подумал и согласился.
- Вот и отлично, - Тоби хлопнул в ладоши. – Тогда сразу условимся об оплате.
- Оплате? – я удивленно захлопал глазами. Не сказать, чтобы мы с матерью жили бедно, но…
- Не волнуйся, деньги мне не нужны, если ты подумал об этом, - вкрадчиво проговорил он. – За твое обучение и развитие твоих навыков я возьму лишь то, что будет равноценно твоему успеху.
- Чем больше успех, тем больше будет плата, это вы имеете в виду?
- А ты быстро все схватываешь, - похвалил меня Тоби. – Но не волнуйся, рассчитаешься потом, когда я посчитаю, что ты готов отдать долг.
Условия нашей сделки мне совсем не нравились. Было бы лучше, если бы я знал наперед с чем мне придется расстаться, но он больше не заводил об этом разговор.
- Завтра, после тренировки со своей командой, приходи сюда. Я буду ждать, - произнес он и исчез.
Я оглянулся – его нигде не было. Я стоял один посреди поляны, залитой солнечным светом.
- Какой еще тренировки, - проворчал я, направившись домой. – Меня выгнали из команды вообще-то, «сенсей».

***
Дома я сразу прошел в комнату на втором этаже. Есть мне не хотелось, несмотря на то, что во рту с самого утра ничего не было.
Минут через десять я услышал, как внизу хлопнула входная дверь. Мама пришла на обед. Она, наверное, думает, что я все еще на тренировке. Как не хотелось ее расстраивать.
- Рюо? – донесся снизу мамин голос.
Я подбежал к двери и захлопнул ее. Мне не хотелось, чтобы она видела меня. Ее глаза будут ласковы и приветливы, будут светиться теплом, как обычно. Но ее разочарование будет вырываться тяжелыми вздохами из ее груди.
- Рюо? – еще раз позвали снизу. А затем мама обратилась к кому-то:
- Я сейчас приведу его. Когда он чем-то огорчен, он всегда так себя ведет, простите.
Ее собеседник тихо что-то ей ответил.
Я встал с кровати, на цыпочках прокравшись к двери. Интересно, с кем она разговаривает? К нам никогда не приходят гости.
Дверь неожиданно резко распахнулась. Я не успел увернуться и мне здорово влетело ручкой по голове.
- Итай-тай-тай! Ксо! – ругался я, потирая ушибленное место.
- Ой, Рюо! – мама подскочила ко мне, убирая мои руки ото лба, рассматривая уже появившуюся шишку. – Кто же так делает?
- Стучать надо было, - буркнул я, заглядывая за ее спину, в надежде увидеть пришедшего с ней человека. – Кто-то был с тобой?
- Да, идем вниз, - мама взяла меня за руку, как малыша какого, и повела за собой по лестнице.
В зале на первом этаже нас ждал Хаширама Сенджу. Вот уж действительно кого я не ожидал здесь увидеть. Первый Хокаге разглядывал фотографии, стоящие на книжной полке. Среди них была и единственная с моим отцом. Именно на нее и смотрел Шодайме, когда мы вошли.
Он тут же отвлекся, кашлянув в кулак.
- Рюо-кун, ты, наверное, знаешь почему я здесь? – спросил он тихим голосом. И на мгновение мне показалось, что он не хуже меня расстроен этим происшествием.
- Да. – похоже, разговор будет не очень приятным. Мне бы не хотелось, чтобы мама здесь находилась. Я покосился на нее, но она стояла, ничем не выдавая своего волнения или тревоги.
- Рюо, я поговорил с Кадзуо и остальными… - начал он. – То, что случилось, конечно, о многом говорит…
- Ни о чем это не говорит! – закричал я, поняв, куда он клонит. – То, что я наполовину Учиха, еще ничего не значит! Я такой же Сенджу, как они! Как они только…
- Рюо! – мама повысила голос, и это сразу заставило меня замолчать.
Первый только приподнял уголки губ в грустной улыбке:
- Я ничего не говорил про то, кем ты являешься. Рюо, это неважно. Важно то, как ты себя повел. Согласись, что нешуточная атака в ответ на глупое подстрекательство – это перебор? Разве в Академии не преподают этого? Шиноби должен уметь сдерживать свои эмоции.
- Ясно, - выдавил я, не смея поднять взгляда на Хашираму-сама. Я слышал только, как шумно выдохнула мама, сказав, что поставит чайник.
Когда на кухне зазвенела посуда, Первый Хокаге пересек комнату, подойдя ближе.
- Но знаешь, что расстраивает меня еще больше? – Спокойным ровным голосом произнес он, присаживаясь на корточки, чтобы заглянуть мне в лицо.
- Что? – с вызовом бросил я, посмотрев ему прямо в глаза.
- То, с какой ты легкостью открещиваешься от своего имени.
Я ожидал чего угодно, только не такого вот заявления. Не зная, что ему ответить, я продолжал молчать. Он, вздохнув, поднялся, похлопал меня по плечу и шагнул к выходу.
- Завтра все же приходи на тренировку. Извинишься перед ребятами за то, что вспылил, простишь их за то, что они тебя задели, и продолжишь заниматься.
- Да? – переспросил я, не веря в то, что он только что сказал.
- Да, все в порядке. Сделаем вид, что ничего не произошло, Рюо-кун. – он улыбнулся.
- Хокаге-сама? – позвала мама из кухни.
- Иду-иду, Хотару.
Я остался стоять посреди комнаты, размышляя над его словами. Но не над тем, что я могу продолжать тренировки вместе с остальными. Куда глубже меня задела его фраза о пренебрежительном отношении к своему родовому имени. Я долго стоял так, краем уха слушая доносящийся из кухни мамин голос, улавливая бархатный голос Первого, изредка ей отвечающий.
Я решил, что и Хаширама-сама и Тоби оба правы. Если мне дана сила клана Учиха, то я использую ее на свое усмотрение. Тоби был прав в том, что мне не стоит самому ставить на себе крест. А Хаширама был прав в том, что с помощью силы клана, который я так ненавижу, я смогу добиться того, что хочу. Главное, не отгораживаться от них.
Решение было принято.
Стараясь не шуметь, чтобы дать взрослым спокойно наговориться, я прошел к лестнице.
- … иногда, когда он задумается о чем-либо… - я услышал мамин голос и остановился. - … он так становится похож на своего отца, а еще в такие минуты меня пугает его взгляд. Будто глубоко-глубоко в его черных глазах дремлют алые искры, то вспыхивая, то вновь затухая…
Мама точно говорила обо мне, иначе это истолковать нельзя было. Неужели даже она боится меня? Неужели даже для нее я так и не стал родным?
- Хотару, - ответил ей Хокаге. – Рюо хороший человек. Он все понимает и все видит. Он не виноват в том, что ему досталась такая жизнь.
- Я знаю, - даже по одному голосу матери я мог сказать, что по ее лицу текут слезы. – Бедное дитя.

5
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:09 | Сообщение # 5
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Она стояла, нервно теребя подол длинного летнего сарафана, пытаясь заглянуть в глаза. Ждала, пока я соберусь с силами и как-то отреагирую на ее заявление. А я ничего не мог с собой поделать. Руки в карманах халата, и я искренне радовался этому, потому что она не видела, как мои пальцы сжались в кулаки. Эта новость… совсем не вовремя.
- Это правда? – наконец, совладав с собой, спросил я.
Она растерянно улыбнулась и кивнула.
- Скажи что-нибудь, - попросила она, как всегда проглатывая окончания слов, будто торопилась сказать куда больше, чем у нее получалось. – Ты огорчен?
Я помотал головой.
- Мне нужно подумать. И, это… Сузуме, ты больше не куришь, ясно?
Несмотря на мой категоричный тон, она ничуть не расстроилась. Сузуме Инузука, нет… теперь, благодаря мне, Сузуме Учиха, только подмигнула:
- Это и так была последняя, Рюо!
- Сэй знает?
- Еще нет, - она подхватила меня под руку и мы пошли вниз, обратно, в темные коридоры, пахнувшие лекарствами и бинтами, - хочешь, скажи ему сам.
- Не хочу, - тут же ответил я. Сэй, хоть и считался моим лучшим другом, но был парнем горячим, а то, что в его семье будет пополнение в виде малыша от меня, не сделает его добрее. Совсем напротив. Уж слишком мы хорошо друг друга знали.
Сузуме рассмеялась. Но мне было вовсе не так весело, как ей. Ребенок, пусть на первых порах, ничем мне не мешающий, может затем превратиться в большую помеху. Теперь я должен все перепланировать с учетом его появления.
- О чем ты думаешь? – голос Сузуме вывел меня из омута размышлений.
- О будущем, - правдиво ответил я, нахмурившись.
- Ясно, - протянула она, затаскивая меня в какую-то палату. Захлопнув дверь, она бросилась мне на шею, едва не задушив. – Рюо, я так счастлива!
А я-то как счастлив! Так счастлив, что и словами не передать! А как будет счастлив Тоби, узнав, что все наши планы пойдут коту под хвост, едва я стану семейным человеком… Мысль о нем заставила меня поморщиться.
- Ой, - пискнула Сузуме, отстраняясь. – Ты бы сказал, что тебе больно, дурак. А то я тут так насела…
- Да все в порядке… - рассеяно проговорил я. – Сузуме, ты бы лучше шла домой. Мне нужно кое-что решить для себя…
Она внимательно посмотрела на меня, потом серьезно кивнула. От ее легкомысленного настроения не осталось и следа, когда она покидала палату.
Я присел на край пустующей койки и тяжело вздохнул.
- Йо, будущий папаша, - раздался знакомый голос за спиной. Я резко обернулся – на подоконнике, свесив ноги в помещение, сидел Тоби.
- Уже знаешь? – такому факту я даже не был удивлен.
- Я должен знать обо всем, что происходит в жизни моего ученика, - ответил он своим противным голосом шута.
Я кисло улыбнулся, отворачиваясь от него. Только его идиотских подколов мне сейчас и не хватало.
- Но я сунулся в Деревню не ради того, чтобы поздравить тебя с пополнением в семействе, Рюо. – добавил он уже совершенно другим тоном. Я все еще молчал. Тогда он продолжил. – Видимо, твоей силы недостаточно, чтобы подмять под себя клан. Та битва, в которой ты чуть не погиб, доказала это.
- И что? – я откинулся на подушки, закинув руки за голову. – Если силы больше неоткуда взять, то все просто теряет всякий смысл. Я… женюсь на Сузуме и буду растить потомство, стараясь дать им то, чего не было у меня самого.
- Какой отличный жизненный путь, - усмехнулся мой собеседник, поглядев через плечо на улицу. – Поставишь крест на себе. К тому же… есть способ обрести новую силу.
- О чем ты? Разве три томоэ – не предел способностей шарингана?
Он покачал головой, не желая продолжать разговор. Помахав мне на прощание, человек в маске спрыгнул с подоконника на крышу ближайшего строения и оттуда уже крикнул мне:
- Подумай о том, что для тебя действительно важно. Я поговорю с тобой, когда ты сам попросишь.
Когда сам попрошу… Сузуме все перевернула вверх тормашками в моей жизни. Прокралась незаметно в самое сердце и теперь ведь клещами оттуда не вытащишь. Так что, Тоби, придется тебе продолжать без меня.
Как ни странно, мысли о том, что все те тренировки, которым я тайком уделял так много времени, окажутся бесполезными, не вызывали чувства чего-то завершившегося. Напротив, по сердцу разливалось тепло от того, что скоро, совсем скоро, в нашем доме будет бегать еще один человечек. И его судьба Учиха никак не коснется.
Так я думал, пока незаметно для себя не задремал.
Скрип отворяемой двери заставил меня распахнуть глаза. За окном опускалось за темно-рыжие крыши домов огромное кровавое солнце. В палате было свежо, занавески легко колыхались от вечернего ветра.
- Так вот ты где, - в мамином голосе чувствовалось облегчение. Наверное, она уже долго меня искала. Я поднялся с кровати, потянувшись. Она покачала головой:
- Ты такой заспанный, Рюо. Идем домой.
- Идем.
Она протянула мне пакет с вещами и вышла в коридор. Я быстро переоделся, отметив, что все раны довольно хорошо затянулись. Оно и к лучшему, я действительно не вынес бы еще пары дней в больнице. Слишком уж здесь пахнет стариками и травами.
На улице было довольно прохладно, но несмотря на это, мы шли медленно. Она держала меня под руку.
Она долго молчала. Я даже подумал, что Сузуме так ничего и не сказала ей.
- Рюо, - мама смотрела по сторонам, избегая моего взгляда, - полагаю, ты хочешь посоветоваться? Давай обсудим все за чашкой чая? Как тебе? Я взяла твоих любимых сладостей…
- Как скажешь, - ответил я, облегченно вздохнув. В самом деле, какой же я дурак – обсуждать такие новости по дороге к дому… Вот идиот!
Я помотал головой.
На улице, несмотря на поздний час, было довольно оживленно. Прохожие весело о чем-то беседовали, здороваясь с мамой. В Деревне ее знали многие, она спасла немало жизней. Она приветливо им улыбалась, спрашивая об их семьях или советуя что-то по уходу за выздоравливающими родственниками.
Ветер шумел в кронах растущих по сторонам от желтой песчаной дорожки деревьев, иногда спускаясь вниз и, пробежав по улице, обдавая лицо разнообразными запахами, подобранными им у расположенных здесь лавочек.
- Я приготовлю что-нибудь вкусненькое, - сказала мама, заметив как я тяну носом воздух. Мы как раз шли мимо какого-то рамен-ресторанчика.
- Было бы здорово, - согласился я, только сейчас подумав о том, сколько же дней я уже не ел.
Она, кажется, тоже об этом подумала, так как прибавила шагу.
В переулке, где стоял наш дом, никого не было. Уже совсем стемнело, и уличные фонари высвечивали небольшие круги под собой, собирая ночных насекомых покопошиться рядом со своей яркой теплой лампочкой.
- Эй, Рюо! – в начале улицы показался… Сэй. Я тяжело вздохнул и обернулся к матери:
- Ты иди пока, готовь. Я тут быстро разберусь.
- Не торопись, Рюо. – весело сказала она и скрылась в темном коридоре дома.
Я прислонился к стене и, сложив руки на груди, приготовился к которому уже за день разбору полетов. Сэй тоже не торопился, шествуя по улице важно, широко вышагивая, засунув руки в карманы.
«Ками-сама, - устало подумал я, - какой же он все-таки показушник».
- Сэй, давай уже быстрее, я так голоден… - шепотом взмолился я, всей душой надеясь, что ками каким-нибудь чудом донесет мои мольбы до мозга моего приятеля.
Однако, видимо, ни бог, ни Сэй моих молитв не слышали.
Когда он подошел ко мне, встав напротив и пристально глядя на меня, я был готов броситься на первую попавшуюся кошку, зажарить ее, и громко чавкая, съесть…
- Ну-у? – протянул он, стараясь показаться невозмутимо-крутым. Но я точно почувствовал волнение в его голосе.
- Что? – я не собирался облегчать ему задачу. Если он хочет мне что-то сказать, то пусть и говорит, а ходить вокруг да около – нечего.
- Тц, - Инузука поморщился. – Только подумать… Тут уж, конечно, ничего не поделать, но Сузуме… черт возьми, я не представлял, что у вас все настолько… Ах, дьявол!!! Ложись!
Он кинулся ко мне, отбросив от стены.
Через мгновение мой дом взлетел на воздух.
Нас обдало жаром всепоглощающего пламени. Секунд тридцать мне понадобилось, чтобы осознать, что там – в этом пекле, внутри этой уже выгоревшей коробки, была…
- Мааааааам!!!
Я вскочил, стряхнув с себя все обломки, которыми нас с Сэем завалило, но он вцепился в меня мертвой хваткой:
- Идиот!!! Куда!!!
- Пусти! – на миг обернувшись, я заехал ему кулаком в лицо, чтобы он не мешал. Сэй выругался сквозь стиснутые зубы, но так и не отпустил.
- Пусти! Убью на хрен!!!
- Там уже ничего... – начал он, но тут же оборвал себя.
Я бросил на него взгляд, полный ярости. Пусть и сквозь неизвестно когда выступившие слезы.
- Суйтон! Водная длань!
Рядом со мной появился гигантский водный шар, я протянул к нему руку, коснувшись его поверхности ладонью. Эта техника была специально создана для тушения пожаров. Я «подсмотрел» ее совсем недавно…
Едва я шевельнул пальцами, как шар оторвался от ладони и незамедлительно поплыл вверх. От моей ладони к нему тянулась тонкая, еле заметная нить чакры, с помощью которой я мог управлять движением шара.
Когда шар завис над эпицентром пожара, я сжал кулак. В то же мгновение шар разлетелся мириадами брызг, залив неистовое пламя.
От горелых деревянных перекрытий пошел пар.
Только глядя на это, я осознал, что Сэй был прав. В таком пожаре… никто… бы…
Кажется, я заорал. Может быть, даже рыдал, сквозь боль, сковавшую мою грудь так, что нельзя было и вдохнуть. Может быть, я проклинал всех и вся…
Но одна мысль заставила меня очнуться от этого безумия. Одна мысль.
- Это они… Это все они… - я поднялся и теперь стоял, взирая на то, что раньше было моим домом. – ЭТО ВСЕ ОНИ!!! КРАСНОГЛАЗЫЕ УБЛЮДКИ!!!
- Рюо!
Сэй и на этот раз попытался меня остановить. И это он сделал зря.
Разобраться с ним не составило труда в моем-то состоянии.
Оставив бессознательное тело друга на пепелище, я направился на окраину деревни. Туда, где вскоре свершится кровавая месть. Я переубиваю их всех, до единого. И буду хохотать над их холодными трупами, глядя в их мертвые удивленные глаза, полные страха передо мной.
Путь по крышам зданий не отнял много времени – ярость, боль и отчаяние лишь придавали мне сил и решительности.
Едва завидев стену с многочисленными символичными веерами, я активировал шаринган. Пусть видят с кем они связались. Сожгу их всех так же, как и…
- Катон!
- Мокутон! Джукан Коутай!
Этот крик лишь проскользнул по краю моего сознания, но я тут же оказался заключенным в деревянную клетку.
- Какого хрена?!
Не понимая, как на крыше здания оказалась эта клеть, я подбежал к решетке.
- Рюо… - Первый Хокаге выступил из тени. - Успокойся.
- ЧТО?!!! - я ударил по клетке. – Успокоиться?!!! Говоришь мне – «успокоиться»?!
- Спокойно, я сказал! Что ты хотел сейчас устроить? А?!
- Массовое сожжение, - зло прошипел я, скребя ногтями по деревянным перекрытиям. – Я им отомщу.
- И вернешь этим Хотару?
Первый подошел ближе, проведя кончиками пальцев по клетке. В его взгляде читалось понимание, и – где-то глубоко внутри – та же боль, что и охватила сейчас меня.
- Она бы хотела этого? – задал он еще один вопрос, на который мы оба и так знали ответ.
Я отошел от решетки и упал на колени. Странно, но я только сейчас заметил, что из глаз все еще текут слезы.
- Но это они, - выдавил я хрипло, протолкнув слова через сгусток горечи, забивший горло, - Хаширама, это они…
Он сел напротив, по ту сторону решетки.
- Я побуду с тобой, Рюо.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:10 | Сообщение # 6
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
На следующий день я вскочил ни свет, ни заря. Быстро одевшись, я сбежал вниз. На кухне мама уже ждала меня, складывая в мою сумку коробку с обедом, пару больших яблок и термос.
- Я ж не на неделю, - буркнул я вместо «доброго утра».
Мама невозмутимо продолжила свое занятие:
- Вчера Хокаге-сама сказал, что вы будете много тренироваться. А на голодный желудок, согласись, у тебя мало что выйдет.
- Я же шиноби, я привык к лишениям, - со знанием дела ответил я, плюхаясь на табурет. Мама фыркнула, завязала рюкзак и пододвинула его мне, сказав, что она также сегодня задержится на работе. И, если я приду раньше, то мне придется доедать остатки вчерашнего ужина или сходить в какой-нибудь рамен-ресторанчик.
Я зевнул.
- Сейчас поешь чего-нибудь?
- Нет, не хочу.
Подхватив рюкзак, я прошел в коридор и принялся натягивать обувь. Мама осталась на кухне. В отличие от меня, она всегда завтракала по утрам, минут пятнадцать потягивая горячий чай.
- Ты хоть бы расчесался, Рюо. У вас же девочка в команде. Как ты будешь выглядеть, а?
- Какая еще девочка? – рассеянно спросил я, но тут же вспомнил, что девочка в самом деле была – из клана Инузука. – Это не поможет, мам!
Но, поднявшись, я на всякий случай провел пару раз пятерней по непослушным волосам, довольно решив, что утренний туалет может считаться оконченным.
Всю дорогу до тренировочной площадки меня терзали сомнения – а вдруг все будет вовсе не так, как обещал Первый? И если Сенджу опять начнут тыкать меня в мою «натуру Учиха», то я за себя не отвечаю! Хотя я осознавал, что во второй раз Хаширама-сама уже не станет утруждать себя мирить нас всех, махнув на меня рукой.
Однако моим опасениям не суждено было оправдаться – на площадке уже стоял какой-то невообразимый гвалт, так что мало кто обратил на меня внимание. А шум подняли двойняшки Инузука, так как в этот раз они притащили с собой своих питомцев. Двух совсем еще крошечных щенков, которые сейчас носились за своими хозяевами, оглашая всю округу звонким лаем.
- Эй, эй! – крикнул мне мальчишка Инузука. – Видел моего зверя? У-уу, вырастет – ни один шиноби с ним в скорости не сравнится!
«Зверь» как раз присел сделать свое черное дело на тренировочной лужайке.
- Сэй! – Кадзуо, наш наставник, схватился за голову. – Что он делает?!
Сэй развел руками, показывая, что он тут ни при чем.
- Ками-сама, зачем же вы их сюда взяли! - старший Сенджу заламывал руки и говорил таким страдальческим голосом, что не засмеяться было просто невозможно.
Оба Инузука хохотали до коликов, глядя на то, как наш наставник гоняется за их псами, громко при этом поминая всех собак их клана до пятого колена.
Такео невозмутимо фыркал в рукав, стараясь сдерживаться и казаться крутым.
- Ой-ой, я вижу, у вас тренировка полным ходом, Кадзуо-кун? – из облака серого дыма появился Хокаге-сама. Подхватив одного из щенков на руки, он почесал того за ухом и опустил обратно на землю. – Отличные псы.
- Спасибо, Хокаге-сама! – хором ответили Сэй и Сузуме, склонив головы.
- Простите, Хаширама-сама, - Кадзуо был готов проглотить свой протектор из-за того, что, возможно, Шодайме видел эти его показательные выступления. – Такого больше не повторится.
Хаширама обвел нас взглядом, улыбнувшись:
- Я просто заскочил вас проведать, ничего страшного и не случилось, Кадзуо-кун. Не убивайся ты так.
Мне показалось, что под «вас» он имел в виду конкретно меня. Я неопределенно хмыкнул и пожал плечами. Пока что все было нормально. Хокаге отозвал Кадзуо в сторону, сказав, что ему необходимо дать кое-какие наставления.
- Хоть Первый и вернул тебя, Учиха, - сразу же кинул мне Такео, - это еще не значит, что я забыл то, что было вчера.
Мне пришлось проглотить произнесенное с сильнейшей ненавистью и неприязнью «Учиха», ведь я не мог подвести Хокаге сразу после того, как он за меня поручился.
- Это твои проблемы, Такео-тян.
Засунув руки в карманы, я демонстративно медленно повернулся и пошел к двойняшкам. Лучше уж поболтать с этими собачниками об их псах, чем состязаться в язвительности с таким недомерком.
Задав Сузуме первый пришедший мне в голову вопрос, я, под ее чириканье, смог немного успокоиться.
- … а потом они вырастут, знаешь какими? А? А? Эй!
Легкий толчок в бок, вывел меня из размышлений:
- Что?
- Я говорю, знаешь, какими они вырастут? – Сузуме во все глаза смотрела на меня.
- Большими? – предположил я, чтобы она отвязалась. Сэй хохотнул:
- Ну ты скажешь, Рюо. – он с нескрываемой гордостью поглядел на щенков, уснувших в траве неподалеку. – Я смогу на них кататься, что на твой лошади!
- У меня нет лошади, - автоматически ответил я, что вызвало еще один взрыв смеха у обоих Инузука. Закончив хохотать, они снова вспомнили обо мне. Сэй подошел ближе, и заговорщицки оттащив меня в сторону, тихо прошептал:
- Кстати, Рюо, ты после тренировки не занят?
- Вроде нет, - протянул я, начисто забыв об обещании Тоби.
- Здорово! – захлопала в ладоши Сузуме. – Тогда ты тоже идешь к нам! Родители хотят познакомиться с нашими товарищами по команде и поэтому устраивают небольшой праздник.
- Праздник? – я скривил губы. Меньше всего я любил сборища людей, которые не знают чем им заняться. – Не люблю праздники.
- Не-не! Все! Ты сказал, что ты не занят, значит - идешь к нам! – насели они вдвоем. Пока я не согласился, двойняшки не отставали, таскаясь за мной по всей площадке и глядя на меня своими преданными, как у их щенков, громадными карими глазами.
Так что после тренировки, которая, по моим меркам, могла быть и более продуктивной, мы все вместе, даже с Кадзуо, отправились в сторону домов клана Инузука.
Они жили почти возле леса, также рядом с их территорией раскинулось небольшое озеро. Все люди Инузука нарадоваться на него не могли – где же еще можно быстро и весело помыть всех их многочисленных собак, если не там.
Сэй и Сузуме были нашими экскурсоводами, рассказывая необыкновенно смешные истории обо всем, что нам попадалось на пути. Я сомневался, что хотя бы половина из них правда, но кроме меня это, похоже, никого не волновало.
- … а еще тут есть привидение. – продолжала щебетать Сузуме, прижав своего щенка к груди. – Я даже сама его видела.
- Привидений не бывает, - уверенно заявил Такео.
- Но я видела. Рано-рано утром! – Сузуме опустила щенка на землю и указала рукой на дальнее дерево. – Оно стояло вон на той ветке – все взъерошенное, лохматое, а вместо лица что-то яркое и страшное. Я на секунду отвернулась, а когда снова туда посмотрела…
Я остановился как вкопанный – лохматое не-пойми-что с маской на лице? Меня же Тоби ждет сегодня!
- Ксо! – выругался я.
Все сразу обернулись ко мне:
- Что такое?
- Я… я забыл кое-что важное. Сэй, Сузуме, простите, у меня не получится сходить на ваш праздник…
Двойняшки переглянулись, было понятно, что они оскорбились до глубины души. Но мне сейчас было не до них. Еще раз извинившись, я махнул рукой на прощанье и стремглав понесся в ту рощу.

Когда я туда прибежал, весь взмокший, там никого не было.
- Тоби! Эй! – я внимательно смотрел по сторонам, без особой надежды кого-то увидеть. Он появился словно из ниоткуда:
- Знаешь, Рюо, твое опоздание я прощаю в первый и последний раз. – дурашливо прогнусавил Тоби голосом старого учителя в Академии, поднимая указательный палец.
- Простите, - выдохнул я, валясь на землю.
Он повертел головой.
- Что ж, будем пробуждать твой шаринган.
Я удивленно захлопал глазами:
- И как же это делать?
- Очень просто. Если уж сам он у тебя до сих пор не пробудился, а с твоей смесью в крови, это неудивительно, значит, есть только один путь.
Кажется, я понял, что он сейчас скажет. Пришлось немедленно вскочить.
- Пробуждение шарингана также может произойти в условиях смертельного боя.
Мне не понравился его тон, но еще меньше понравилось то, что он выкрикнул в следующую секунду:
- Катон!

***
Только под утро Первый снял свою осаду, посчитав меня достаточно успокоившимся. Я поднялся на ноги.
- Пока поживешь у нас, - сказал он, глядя на встававшее за моей спиной солнце.
- То есть под твоим надзором? – я скривил губы в презрительной ухмылке.
Он пожал плечами:
- Только если ты так думаешь.
Я посмотрел вдаль – туда, где лучи солнца выхватывали из утренней мглы крыши домов клана Учиха. Повезло, ублюдкам.
- Я передумал, - произнес я, переведя взгляд на Хашираму. - Не пройдет и пары месяцев, как я стану лидером этого клана.
Шодайме, как мне показалось, не был удивлен такой новостью:
- И что дальше?
Я сжал кулаки. Что дальше я пока не знал, но на первое время им хватит и того, что такой, как я, будет ими командовать. И это будет не последнее их унижение. На моих губах заиграла полная коварства улыбка. Хаширама нахмурился. Я знал, о чем он подумал в тот момент.
- Похож на него, да?
- Да, - подтвердил он ровным голосом. – Идем домой, Рюо.
Позже, когда мы были в главном поместье Сенджу, он сообщил мне, что расследованием этого дела займется один из его приближенных – человек умный, надежный и беспристрастный, что в данном случае только необходимо. Кто этот человек Хаширама почему-то умолчал, сказав только, что он не из клана Сенджу и не из Учиха.
Пусть так, но я все равно решил разобраться в этом самостоятельно и первый, кому я буду задавать вопросы, будет Тоби. Улизнуть из поместья Хаширамы не составило труда. Он в самом деле не приставил ко мне никаких надсмотрщиков. Когда-нибудь такая беспечность может дорого ему обойтись. Не все люди так же честны, как он, и не у всех такие же представления о том что хорошо, а что плохо.
Добравшись до условного места наших с ним встреч, я принялся ждать. Тоби рано или поздно здесь окажется.
Я оказался прав – через пятнадцать-двадцать минут этот человек вышел из-за дерева. Махнув мне рукой, он спросил не было ли за мной слежки. Я только усмехнулся - за кого он меня держит?
- Хотел поговорить?
Я спрыгнул с дерева, оказавшись прямо перед ним.
- Лучше скажи мне прямо – это ты виноват в смерти моей матери?
Мой голос дрожал, я еле себя сдерживал, чтобы не наброситься на него.
- Откуда такие мысли? – ответил он вопросом на вопрос. Внешне он был совершенно спокоен, в противоположность мне.
- Ответь!
- Думаешь, мне это было выгодно? – он рассмеялся. – Рюо, ты и правда…
- Просто ответь! Это так сложно?!
Я сразу почувствовал что он разозлился. Видимо, такое обращение ему не слишком-то и понравилось, но мне сейчас некогда церемониться. Все, что мне нужно – услышать его «да» или его «нет», от этого и будем дальше плясать…
- Нет, - выдавил он сквозь зубы. – Но какая тебе разница? Я знаю, ты все равно мне не поверишь.
Я прислонился спиной к дереву, выдохнув. Тоби сделал шаг ближе. Казалось, что между нами сейчас установлен барьер – ни я, ни он не могли переступить через какую-то черту. Мы оба это прекрасно сознавали. Именно поэтому я сделал вид, что мне хватило его «нет», а он притворился, что не видел алого блеска в моих глазах.
- А теперь нам предстоит серьезный разговор, Рюо. После него ты либо распрощаешься со мной, либо станешь таким же.
Я поднял на него глаза. Он стоял, сложив руки на груди, весь какой-то нереальный в своей черной одежде, в ярко-оранжевой маске. Как будто действительно сошел с неудачной зарисовке к книге про шиноби.
- Говори, - устало произнес я.
Он усмехнулся, видимо, из-за того, что я позволил ему продолжить.
- Ты и правда полагаешь, что на твоем уровне подчинить себе весь клан не составит и труда?
Он выждал с минуту, но я так ничего и не ответил.
- Значит, все-таки нет. Однако… как я уже говорил, есть способ развить твой шаринган. При этом ты получишь силы, отличные от всего, что было раньше. Твои собственные силы. И это станет твоим главным козырем.
- Так давай же…
Он покачал головой.
- Есть одно немаловажное «но»… Ты же знаешь, что клан Учиха прозван «кровавым» среди простого народа. О них ходит множество легенд, некоторые действительно ужасные. Но самые страшные основаны на правде.
- Самые страшные?
- Да, - Тоби огляделся в поисках места, чтобы присесть. Он вообще стоять мало любил. Не найдя ничего подходящего на земле, он проворно забрался на дерево, где и устроился на своей излюбленной ветке. Потом, глянув на меня сверху вниз, продолжил. – Например, об обретении Калейдоскопа.
- Калейдоскопа? – я казался себе дураком, но на самом деле винить меня в незнании никто не мог. Учиха никогда не позволяли мне читать их клановые записи, и сами, соответственно, также мне ничего не рассказывали.
Тоби фыркнул в маску.
- Мангекё Шаринган… Следующая ступень силы Учиха. Намного превосходит обычный. Но мы не на этом остановились, а на том, что для его получения, нужно выполнить определенные условия.
- Что за условия?
Он надолго замолчал.
- Условие, вернее, только одно… - произнес он раздельно и четко. – Ты должен убить одного человека.
- Всего-то? – я даже удивился. – Если дело в этом, то для меня после того, что случилось, это не пробле…
- Твоего лучшего друга.
Сердце остановилось на мгновение. В голове его слова отдались эхом. На краткий миг мне показалось, что мир вокруг стал тусклее. Лучшего друга? Ты хотел сказать – единственного…
- Я… - во рту пересохло и говорить было тяжело. – Мне… надо подумать.
Он понимающе кивнул:
- Только правильно расставь приоритеты. Что значит его жизнь по сравнению с тем, что ты задумал. Или же оставишь смерть матери неотомщенной? Чтобы Учиха и дальше вытирали о тебя ноги, бросая презрительные взгляды в твою сторону? В сторону твоего будущего ребенка?
Ребенка… Точно… я же не хотел ему такой участи… Нет, не хотел и не хочу! Довольно!
Но… убийство лучшего друга…
- Мне надо подумать, - повторил я.
Похоже, разговор был окончен. Тоби мгновенное исчез, оставив меня в одиночестве.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:10 | Сообщение # 7
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Первая миссия оказалась совсем несложной. Особенно для нас – учеников Первого. О нашей команде уже давно ходили самые разнообразные слухи по деревне. И все шиноби с нетерпением ожидали результатов наших первых самостоятельных шагов.
Однако Хокаге был более чем осторожен, решив, для начала, испытать нас с более легкими миссиями, типа сопровождения или разведки.
Такео, несмотря на то, что был с самого начала недоволен мыслью о том, что нас не считают за отличных шиноби, отдав нам миссию, с которой могли справиться и простые ученики академии, показал себя рассудительным и хладнокровным командиром. А то, что именно он станет лидером нашей группы, ни у кого не вызывало сомнения. Сам он тоже изначально был убежден в своем исключительном даре командовать. Но даже я отметил его правильные действия, быструю реакцию, уверенное ведение миссии, за время которой даже каких-то мелких внутрикомандных конфликтов не возникло, а это действительно было редкостью для такой разномастной команды как наша.
Вернулись в Деревню мы со щитом. Хокаге на радостях подарил нам отдых на горячих источниках, при этом он, правда, краснел как рак.
Может быть, он понимал, что четверо шестнадцатилетних подростков могут устроить в уединенном тихом умиротворенном местечке, а потому и отправил с нами повзрослевшего, но оставшегося таким же немного странноватым занудой, Кадзуо-куна.
- Мальчики отдельно, девочки отдельно, - напоминал он нам в пятнадцатый раз. – И не вздумайте подглядывать!
- Кадзуо, ты столько раз говорил об этом, что только разжег во мне любопытство! – смеялся Сэй. – Хотя за кем мне-то подглядывать?
Он был прав – единственной девушкой с нами была Сузуме. Да и подглядывать за ней никто не собирался – она была нам всем как сестра. Мы даже жалели ее, ей придется одной отдыхать, по крайней мере, на самих источниках.
Мы отправились по душевым, чтобы затем выйти к горячей воде. Кадзуо намыливался так тщательно, будто до этого года полтора не бывал в ванной. Такео, кажется, принял этот вызов. «Может, Сенджу все такие придурки», - подумал я с улыбкой.
- Лови! – Сэй запустил в меня мочалкой, но промазал. Она плюхнулась о кафельную стену и сползла вниз, оставив на ней пенный след. Инузука расхохотался, хлопая себя по коленкам.
- Дурак, - беззлобно произнес я, поднимая мочалку.
Намывшись вдоволь под теплыми струями душа, мы, обернув бедра полотенцами, отправились к источникам. Там уже сидело несколько человек, перекидывающихся изредка парой-другой фраз.
- Ай-яй, черт! – Сэй слишком быстро вошел в воду и теперь, похоже, прыгал на одной ноге. – Горячо!
- А ты как думал, - Такео, проходящий мимо, покачал головой. Похоже, он все еще не отошел от своих командирских замашек. Взгляд, которым он окинул, покрасневшего в мгновение ока Инузуку, был взглядом начальника, укоряющего нерадивого подчиненного.
- Ведите себя потише.
Кадзуо подтолкнул меня в спину, чтобы я быстрее зашел в воду. Мы с Сэем на всякий случай отошли подальше от пары занудливых Сенджу.
- Хыы, - красное лицо Сэя расплылось в похотливой улыбке. – Интересно, а в этой стене есть щели?
- Ты, мелкий извращенец, - я подобрался к нему ближе, - за кем ты собрался подглядывать?
- Кто бы говорил, - отмахнулся он. – Учиха, если ты собрался меня поучать, чего сам к стене так и прилип, а?
- Она прохладная, - пожал я плечами, даже не возмутившись по поводу названной им фамилии. – Я жару не очень хорошо переношу.
- Ну-ну.
Сэй, кажется, все-таки умудрился найти такое место, откуда можно было сквозь тонкую щель между крупными деревянными балками, из которых была сложена стена, увидеть уголок женского отделения.
- Ооооо, - протянул Инузука, щурясь, - повезло, что там не одна Сузуме – хотя вон то костлявое тело ее очень напоминает.
- Сэй!
- Что? Стой, оооо! Вот это красотка, блин, отсюда так плохо видно!
Сэй настолько увлекся высматриванием нечетких женских силуэтов, что даже не заметил, как к нас подошли Кадзуо и Такео. Теперь они оба, одинаково сложив руки на груди, с презрением взирали на несчастного собаковода, ну и на меня заодно.
- Эй, - Сэй похлопал меня по плечу, - Рюо, а вон та точно в твоем вкусе, давай к ним подкатим вечером, а?
- Сэ-эй… Э-хе-хе… - только и успел сказать я, как Кадзуо схватил Инузуку за ухо и отволок от стены. Сэй покраснел еще больше. Похоже, до конца нашего пребывания на источниках, старший Сенджу будет читать нотации. Повезло только, что не мне.
- Только позоришь наше имя.
Рано я обрадовался. Такео, видимо, решил опять промыть мне мозги и ткнуть в то, что я не имею право причислять себя к рядам «святых» Сенджу.
- Да пошел ты.
Поднявшись, я направился к выходу. Не собираюсь портить себе весь отдых только из-за того, что этот придурок снова хочет повыделываться за мой счет. Приду сюда вечером, когда, выпив теплого молочка и помолившись на ночь, Такео ляжет баиньки. Всю дорогу до дверей раздевалки чувствовал, как он сверлил взглядом мой затылок.
Накинув белый юката, я вышел в коридор, где стояло несколько лавочек. Сейчас тут никого не было. Присев, я вытянул ноги. Делать ничего не хотелось. Даже за такое короткое время пребывания в горячей чуть отдающей серой воде, меня успело разморить.
Дверь отъехала в сторону и в коридор вошла Сузуме – тоже уже в халате и с чурбаном из полотенца на голове.
- Привет, - сказала она, встав напротив.
- Садись, - я кивнул на место рядом с собой. Но она покачала головой. Сузуме опустила полотенце с волос на плечи, расправив влажные длинные пряди.
- Поговорить с тобой хотела.
- М? – и тут же в моей голове пронеслась мысль о том, что она, возможно, могла слышать крики Сэя и поняла, что мы делали. От таких размышлений меня бросило в жар, а язык прилип к сухой гортани. Отчего-то мне вдруг стало ужасно стыдно перед Сузуме.
- Знаешь, Рюо-кун…
Ками-сама, еще и это –кун… Теперь точно не избежать лекции насчет моего воспитания, обычно Сузуме обходится без этого суффикса, как и Сэй, называя меня просто по имени. Или просто «Учиха», когда хотят поиздеваться.
- Сузуме, мы честно не подсматривали, - пролепетал я, подаваясь вперед. – Что бы тебе там ни наговорил Та…
Не знаю, как так получилось, но она наклонилась ко мне и… просто коснулась моих губ своими. Я ощутил, как ее холодные от душевой воды пахнувшие чем-то терпким, ореховым, волосы задели мои пылающие щеки. Я почувствовал, как удары моего сердца стихли на пару секунд. Я подумал, что ее губы такие мягкие и такие… нежные. Я увидел легкий румянец на ее щеках, ее густые, чуть подрагивающие ресницы.
А еще я услышал, как дверь распахнулась и кто-то вошел.
- О, Рюо, да ты времени даром не теря… Сузуме?!
Сэй так и застыл в проходе, разинув рот от удивления. Сузуме тут же отскочила от меня, а мое сердце, сделав невообразимый кувырок в груди, заработало с удвоенной скоростью, компенсируя то, что пропустило секунды назад.
- Э-э… - протянул я, переводя взгляд с такой же растерянной, каким был, наверное, и я сам, Сузуме на ее брата, пребывающего в состоянии шока, и обратно.
- Я… ничего… не… видел… - произнес Сэй и, попятившись назад, захлопнул дверь.
А мы с Сузуме остались наедине.

***
На раздумья у меня было не так уж и много времени. Моя мать мертва. Это тяжело принять, но надо. Следующей жертвой может стать Сузуме, носящая моего ребенка. Кто бы ни хотел меня побудить на какие-то действия – Учихи или Тоби, они готовы на все.
А значит, мне предстоит самому решиться. Если я хочу спасти ту, которую люблю, если я хочу, чтобы у моего ребенка было будущее без страха, без презрения со стороны окружающих, я должен лишить жизни единственного друга. И с каждой секундой, потраченной на бессмысленные размышления и угрызения совести, уменьшают шансы Сузуме на спокойную жизнь, да и на жизнь саму по себе.
Хаширама, постучав, вошел в мою комнату. Вернее, в то помещение, которое выделили мне под временное проживание в их доме.
- Ну, как ты? – спросил он. Первый всегда принимал боль других людей близко к сердцу, но мне не нужна была его жалость. Все, что мне сейчас нужно, это совет.
- Я перед сложным выбором, - ответил я, отвернувшись к окну. На Коноху опускались сумерки. Деревня была так красива по вечерам, особенно мне нравилось, как свежеет воздух. Становилось легче дышать. Хаширама молчал, ожидая продолжения. И я продолжил:
- Мне нужно двигаться вперед. Я не могу топтаться на месте. Вернее, мне нельзя.
Он присел за стол, тоже кинув взгляд в окно:
- Это движение вперед… Оно же ради кого-то? У тебя же есть цель? Твоя цель?
Я фыркнул:
- Конечно, есть. Без цели движение бессмысленно. Но… если я выберу неверный путь?
Хаширама серьезно посмотрел на меня своими темными глазами:
- Ты сможешь понять это, только сделав выбор. Мы все ставим перед собой цели, мы все идем к ним разными путями, но нельзя идти сразу по двум дорогам. Зато… усомнившись в верном направлении первой, мы всегда можем повернуть обратно и пойти по другому пути.
- Это лишь слова.
- Если ты сам сумеешь заметить, что заблудился, и сам повернешь назад, то слова станут явью.
Он просто не понимает!
- У меня не будет пути назад! – я вскочил. – Его просто не будет! Я ничего не смогу исправить! Я не смогу ни свернуть, ни вернуться, ясно?!
Хаширама нахмурился. Конечно, он не знал и даже не мог подозревать о чем мы сейчас говорили, если бы знал, он бы просто убил меня на месте – и, возможно, это было бы лучшим выбором для меня.
- Тогда просто пройди по нему до самого конца, Рюо.
Пройти до конца?.. Мне и так больше ничего не остается, Хаширама. Я кивнул и вышел из комнаты.
Тогда покончу со своим прошлым сегодня же. Убью Сэя… Обрету Мангекё Шаринган… Устрою в клане Учиха переворот… Но главное, Сузуме. Спасу ей жизнь. Спасу ее будущее, наше будущее.
Отыскать Сэя не составило труда.
- Мне нужно будет поговорить с тобой с глазу на глаз, - сказал я так, чтобы нас никто не услышал. Инузука удивленно посмотрел на меня:
- Что-то важное?
- Да, подойдешь сегодня к ручью за Деревней? Кажется, я знаю кто убил мою мать.
- Да? Э, то есть, хорошо, приду.
- Один, я не хочу, чтобы кто-нибудь знал об этом.
Сэй кивнул. Он так ничего и не заподозрил.
Ночь была прохладной, луна иногда выглядывала из-за потертого занавеса тяжелых туч. Ветер гулял по кронам высоких деревьев, окружающих поляну у ручья. Тихое журчание воды не могло успокоить дрожь, охватившую все мое тело. Я сжимал кулаки, говоря себе, что все, что будет сделано сегодня, спасет жизнь Сузуме. Но даже такой довод не мог заставить меня не думать о том, что мне предстоит. Убийство. Жалкое, ничтожное, беспощадное. Я в эту ночь убью не только друга, я убью и себя заодно. Сожгу горячим пламенем обстоятельств свою душу, а пеплом вскормлю ярко-алый калейдоскоп, который зальет светом бездушия мое будущее.
- Рюо? – Сэй вышел из-за дерева, направляясь ко мне. - Ну так что там? Скажи только кто это сделал и я помогу тебе уничтожить этого скота.
- А… где твой пес?
- Ромару? – Инузука пожал плечами. – Бегает тут где-то, а что?
- Ничего… - я поднялся с земли, встав в нескольких шагах от Сэя. Надо. Надо переступить границу. Надо забыть о связях.
- Вообще-то, - начал я каким-то чужим, совершенно холодным голосом, - я хотел поговорить насчет твоей сестры.
- А что с ней? Видел ее сегодня, до тебя. Она уже вся в приготовлениях, хочет отвлечь тебя… - Сэй подходил ближе. Нельзя.
- Я не буду брать ее в жены. Она мне не нужна.
- Что? – в голосе Сэя послышалась растерянность. – Рюо, что ты такое говоришь? Она ведь носит твоего ребенка. Вы ведь любите друг друга. Ты, что, пошутил?
- Разве похоже, что я шучу? – я сделал шаг назад, расставив ноги. – Чтобы я связывал себя с этой шлюхой? Это вы, наверное, полные идиоты.
- Рюо… Скотина, что ты только что сказал? – Сэй уже злился. Он слишком вспыльчив, а я знаю на что надо надавить, чтобы вмиг лишить его разума. Но сейчас… и я дрожал от гнева – на себя, на то, что я делаю, что говорю.
- Только то, чтобы в следующий раз она думала, кому дает. Наивная дура. Неужели вы и правда думали, что если она залетит, то я…
- Хватит нести чушь! Заткнись! Иначе я… - он еле сдерживался, чтобы не кинуться на меня, еще чуть-чуть. Мои слова о Сузуме острым кунаем терзали и мое сердце, что творилось в душе Сэя я даже боялся представить.
- Вшивая любительница собачек, пусть возится сама со своим щенком!
И это стало последней каплей для Сэя.
- Ромару!
Тут же на поляне появился огромный серый пес Сэя. Собака рычала, она давно уже чувствовала гнев хозяина, ее глаза бешено смотрели на меня. Пес только ждал команды.
Я часто видел их парные атаки – уклониться от таких с шаринганом не составит и труда.
- Вперед! И оба бросились со своих мест, двигаясь столь быстро, что глаз обычного человека не смог бы и уследить за ними. Но я тут был дольше и успел подготовиться к бою.
- Дотон! Земляные колья!
Появившиеся в ту же секунду твердые глиняные шипы, заставившие Сэя на время отступить, извлекли из-под земли и длинную цепь. Как раз в это мгновение возле меня оказался и Ромару, рыча и щелкая массивной челюстью. Уклонившись чуть вправо, я накинул цепь ему на шею и затянул. Собака, захрипев, повалилась на землю, извиваясь всем телом, чтобы снять ошейник-удавку. Но чем больше она дергалась, тем сильнее ошейник стягивал шею.
- Ромару! – сам Сэй уже мало был похож на человека. Это техника по превращению в полузверя была его самой любимой. Из его горла шел грубый угрожающий утробный рык. Его глаза с вертикальными зрачками смотрели на меня с сильнейшей ненавистью.
- Так вот значит как, - с усмешкой произнес я. – Ты тоже меня ненавидел, так, Сэй?
- Я был тебе другом, ублюдок, - прошипел он, подбираясь ближе.
Я вынул из-за спины длинную катану, острое лезвие которое неярко отсвечивало тусклый лунный свет, прорвавшийся сквозь рваную ткань грозовых облаков. Теперь отступать некуда.
- Никто и никогда не мог быть моим другом. А ты – не знающий что такое презрение окружающих, тем более! Ты врал мне все это время, Сэй!
- Теперь уже нет разницы, Учиха, - вот в этот момент брошенное им «Учиха» было не дружеским подтруниванием, а оскорблением, идущим из глубины души. – После всего, что ты наговорил, только твоя смерть сможет искупить вину перед моей сестрой.
- Было бы перед кем, - бросил я. И это послужило сигналом к решающей атаке. Жизнь или смерть – ни для меня, ни для Сэя, казалось, не существовало больше этих понятий. Если бы один из нас не умер.
Катана с легкостью прошила тело Инузуки, раздробив грудину. Я почувствовал как по моему плечу потекла его теплая кровь. Он, отхаркивая ее, прошептал мне в ухо:
- Скажи, Рюо… Это… ведь неправда?..
Я закрыл глаза, крутанув катану в его теле, чтобы прекратить все его мучения:
- Я люблю ее, Сэй. Прости… меня…
Он дернулся в агонии и его тело обмякло.
Ромару, взвыв, рванул цепь, та порвалась, словно нитка. Он кинулся на меня. И, даже не контролируя свои действия, я подставил под его пасть правую руку, а левой, с ужасным чавкающим звуком, вырвав катану из безжизненного тела своего лучшего друга, с силой вонзил ее в горло псу. Раздался гром. С неба посыпали первые капли – крупные, холодные, почти ледяные.
Ромару, заскулив, повалился на землю, потянув меня за собой. Яркая вспышка молнии отчего-то очень больно резанула по глазам. Я зажмурился, сжавшись в комок от этой боли. Глаза будто прижгли раскаленным железом изнутри. Я орал, хватаясь за лицо левой рукой. Правая, растерзанная, изломанная, все еще была зажата между крепких челюстей издохшего пса. Капли дождя, падающие прямо на меня, мое лицо, на глаза, будто стальными клинками пронзали тонкую кожу век. В мозг как будто вбивали острые ржавые гвозди. Из-под пальцев левой руки бежали ручьи крови.
Кажется, Тоби говорил, что Учихи оплакивают своих друзей кровавыми слезами… Тогда я подумал, что он любитель красивых метафор…
После пяти минут, мучительно долгих, показавшихся мне вечностью, мой мозг, наконец, не выдержал, и я потерял сознание, погрузившись на самое дно густо-черной бездны пустоты, образовавшейся там, где раньше у меня была душа.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 22:11 | Сообщение # 8
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Не могу представить, сколько я пролежал там, но когда, сквозь тупую ноющую боль, я открыл глаза, все еще была ночь. Звездное небо взирало на меня мириадами стальных глаз, в которых не было ни жалости, ни сострадания. Земля подо мной была сырая – от дождя или от крови, я не знал. Все тело болело, будто меня протащило по каменистому ущелью, но еще больнее было внутри. В пустоте, сотканной из отчаяния, безграничной печали и презрения к себе, к своей беспомощности, я глухо и протяжно взвыл как подыхающий волк.
Рядом со мной лежали тела моего друга и его верного пса. Холодные, словно усохшие, в крови. С огромным трудом мне удалось достать правую руку из пасти Ромару. Пес прокусил ее насквозь, сломав кости, разорвав кожу в клочья. Но… медицинские техники Сенджу помогут мне избавить свое тело от следов этого беспощадного убийства.
- Значит, ты сделал первый шаг. – с дерева спрыгнул Тоби. – Пусть это и было прыжком в пропасть.
- Ты меня туда заботливо столкнул, сенсей. – спорить с ним не хотелось. Говорить с ним не хотелось. Даже видеть его было противно. - Это ты его убил.
- Конечно-конечно, - согласился он противно-сладким голосом. – Так ведь легче думать.
Он подошел ближе и поставил меня на ноги, как ребенка, который споткнулся и упал, расцарапав коленки.
- Покажи мне свои глаза, - приказал он. Я активировал шаринган, затем… Мангекё.
- Хмм… Нужно будет заняться разработкой твоих способностей. Хотя одно то, что ты смог его активировать – само по себе большое достижение.
Он… Он говорил так, словно мы обсуждали новую покупку.
- Убийство лучшего друга это – достижение?! Достижение, ты говоришь?!
- Тише-тише, - издевательски проговорил он, подняв руки. – А то я еще подумаю, что ты решишь броситься на меня… И убью ненароком.
- Урод… Что ты такое?
Тоби закатился громким смехом, глядя на меня, на тела, лежащие между нами.
- Что я такое? Я всего лишь то, что сделали из меня твои родственники с обеих сторон. Я - то, что ожидает и тебя в будущем.
- Я не такой!
- … сотканный из противоречий, действующий вопреки, свободный и неуправляемый - вот что я такое!
- Ты исчадие ада!
- Давай же, Рюо, назови мое имя!
- Учиха Мадара!
Он замолк, сделав шаг назад:
- Верно…
Так мы и стояли друг напротив друга, тяжело дыша. Отчего-то в этот момент ко мне решило вернуться мироощущение – я заметил, что в высоком темно-синем небе уже стадами гуляют тучи, что луна, висящая прямо над головой, бросает изорванные тени на землю, что деревья, омытые вчерашним ливнем, лениво кивают кронами от свежего ветра, вьющегося по ним, что вокруг всем завладела едкая тишина. Идиллия, не считая двух мертвых тел, лежащих в луже застывшей бурой крови, и двух других, готовых напасть друг на друга в любой момент.
- Для тебя, - Тоби сделал шаг в мою сторону, - дороги назад быть не может. Твой полет в бездну продолжается, Рюо.
- И что ждет меня в конце? – спросил я, растерянно глядя по сторонам, чувствуя, как вдруг задрожало в коленках.
- Я, - просто ответил Тоби и, если бы не эта его оранжевая маска, я мог бы поклясться чем-угодно, что он улыбнулся. - Там дальше в лесу есть маленькая заброшенная охотничья хижина, иди туда. Подлечись. Там же найдешь и чистую одежду. Не возвращаться же тебе в таком виде в Деревню. Об остальном я позабочусь.
В груди его слова отозвались острой болью и чувством, какое возникает, когда быстро падаешь вниз. Под «остальным» он, разумеется, имеет в виду трупы Сэя и Ромару. Но… это же мой лучший друг… «… которого ты убил», - заботливо и нагло бросает мне в лицо внутренний голос. И все оправдания, тут же придуманные им же, вмиг показались мне настолько жалкими, что я стал отвратителен сам себе. Я никто, всего лишь слабак, который не сумел защитить собственную мать, а потом так запутался, что не в силах был как следует пораскинуть мозгами и повелся на поводу у самого дьявола.
- Когда-нибудь, - сказал я Мадаре, - я заберу тебя с собой в могилу.
Он расхохотался:
- Что ж, охотно на это посмотрю, Рюо.
Не взглянув больше ни на него, ни на то, что осталось от моего друга, я, придерживая руку, поплелся вглубь леса.
Идти до хижины пришлось долго, но не потому что она была далеко, нет, только из-за того, что я едва мог заставить себя передвигать ноги. Этот день и эту битву я уже никогда не смогу забыть. Но что еще ужаснее, сейчас мне нужно придумать что сказать Сузуме, когда она станет расспрашивать. А она станет, я уверен. Не представляю даже как мне себя вести, чтобы она ничего не заподозрила. Чтобы она поскорее забыла родного брата.
Луна выхватила из темноты леса небольшую поляну, с другого края которой резко вверх взмывали скалы. У одной из них и стояла охотничья хижина, о которой говорил Тоби. Хижиной, конечно, назвать это строение сложно, скорее, шалаш. Подойдя к нему, я откинул сырой тяжелый полог и повалился внутрь, на застланный лежалой соломой пол. В шалаше пахло мхом и было душно, но вставать снова и закреплять полог мне не хотелось. Перевернувшись на спину, я закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Пора приступать к полноценному лечению. К завтрашнему вечеру рука должна быть как новой.
В голове бродили самые разнообразные мысли, туманными сгустками ударяя по глазам, заставляя вздрагивать всем телом. Я забылся тревожным сном только под утро, когда сквозь щели в кровле шалаша стали пробиваться первые лучи восходящего солнца.
И первое, что я увидел, очнувшись где-то около полудня, была спина Тоби. Он стоял чуть дальше выхода из хижины, глядя куда-то вдаль.
- Ты… - прохрипел я, садясь. - … какого черта тебе тут надо?
Он обернулся, пожав плечами:
- Да вот, пришел тебя навестить. Цветы, мандарины… все, как и положено больному.
От его шуток меня чуть не вывернуло наизнанку. Рука выглядела чуть лучше, но следы зубов Ромару можно еще вполне заметить. Такими темпами мне придется затратить на это пару дней.
- Как в деревне? – уверен, он наверняка уже побывал там. И его ответ не заставил себя ждать:
- Пока все спокойно. Но тебе все же лучше быстрее залатать себя и появиться. В клане Учиха…
- Что?..
Тоби зашел внутрь и присел на корточки возле меня:
- Кажется, они снова не в состоянии сразу определить главу. Сейчас самый подходящий момент, другого такого может и не быть.
Определить главу? Но там же был… Тоби глухо хмыкнул. Вот, значит, как.
- Ты меня просто используешь, не так ли?
- Пока что я предпочитаю это называть обоюдовыгодным сотрудничеством. – Он поднялся и, сделав пару шагов, встал возле стены, закинув руки за голову. - Но не забывай, ты мне еще должен.
- Забудешь тут, - проговорил я, снова укладываясь на пол. - Оставь меня.
Он покачал головой:
- Неа, я побуду тут. На всякий случай, знаешь ли.

***
На этот раз, проснувшись, я чувствовал себя вполне сносно, не считая ноющего от голода желудка. Оглядевшись, я обнаружил в углу хижины старый столик на вывихнутых толстых ножках. На столике лежала завернутая в пеструю тряпицу коробка с едой и стопка чистого белья. Надо же, какой заботливый…
Потянувшись, я медленно поднялся. Как и следовало ожидать, голова немного закружилась, а к горлу тут же подкатила тошнота. На негнущихся ногах я выбрался из хижины.
- Ручей там, - Тоби, сидевший на ближайшем дереве, махнул рукой куда-то вправо. Кивнув, я направился в ту сторону.
За деревьями, прозрачным быстрым потоком гремела по обтесанным камням холодная вода. Раздевшись по пояс, я с остервенением принялся счищать с себя следы крови - своей, Сэя, Ромару. Смыть все это, всю эту грязь, мне, конечно, удастся, но куда деть боль, живущую теперь внутри меня? Чем ее оттереть? Чем заглушить? Ответов на эти вопросы я пока не знал. Холодная вода, стекающая по спине и животу, привела меня в чувство, прояснив разум, разделив все внутри на две части – прошлого меня, беззаботного, добродушного, и меня настоящего – кусок дерьма, безжалостно убивший собственного друга ради призрачного будущего блага своей семьи. Тряхнув мокрой головой, я поднял с земли брошенную одежду, и хмуро поплелся обратно к хижине и ждущему меня там Тоби.
- Ну, как водичка? - поинтересовался мой наставник, размахивая веером, чтобы раздуть костер. – Ночью будет холодно.
Проигнорировав его вопрос, я опустился на землю рядом с костровищем:
- Вечером я вернусь в Коноху.
Он помолчал несколько секунд, потом отрицательно завертел головой:
- Нет, сначала мы кое-что обсудим и накидаем план твоих дальнейших действий.
Я усмехнулся:
- Боишься, как бы я не занялся самодеятельностью?
Он отвел взгляд от разгоревшегося костра и посмотрел на меня. Эта маска, за которой не видно выражение лица, как же я хотел сорвать ее.
- Вероятность такого, разумеется, высока, ведь ты сначала делаешь, потом думаешь. – Тоби пошарил рукой по земле рядом с собой и кинул в огонь найденное полено. – Поэтому, такому, как ты, просто необходимо дать хотя бы приблизительные установки. Придерживайся хотя бы ключевых моментов и все у тебя получится.
- Ясно, что за моменты?
Если подумать, то не так уж и неправ Тоби, начиная сейчас разговор о ближайшем будущем. Иначе, если промедлить, получится, что я зря отнял жизнь Сэя.
- Во-первых, я позаботился о том, чтобы отвести от тебя все подозрения в исчезновении Сэя Инузуки. Так что выйдет, что ты как бы и не уходил из Деревни.
- То есть? – не понял я. – Ты…
- Несложно появляться то там, то сям, копируя твою внешность. Тебя видели, по крайней мере, человек десять с разных концов Конохи. Далее… внезапно покинувший этот бренный мир глава клана Учиха совершенно случайно не дал никаких указаний насчет своего преемника. Следовательно, пока старейшины ничего не решили, у всех членов клана одинаковые шансы на эту должность. Ты должен показать им свою силу. Но на это у нас почти нет времени. Придется импровизировать. А лучшая импровизация, как известно, это заранее отрепетированная импровизация.
- И что же ты задумал?
- Хмм… за сегодняшнюю ночь я планирую выяснить хотя бы одну из возможностей твоего Мангекё. А там мы сможем придумать что-нибудь, опираясь на нее.
Я шумно выдохнул - итак, его план заключается в отсутствии плана. Но другого ничего не остается. Я закрыл глаза и сосредоточился на своих чувствах. Имя ударной техники Калейдоскопа должно было возникнуть в моем сознании.
 
Форум » Общение » Fanfiction's st. » Санко Сакусен (Naruto, action, adventure 2010 (не закончен))
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz