Четверг, 14.12.2017, 23:51
Приветствую Вас Любопытный RSS
MangaZoom
ГлавнаяВлюбленный - ФорумРегистрацияВход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Общение » Fanfiction's st. » Влюбленный (переведенный фанфик)
Влюбленный
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 21:41 | Сообщение # 1
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Автор: firefly
Название: Влюбленный
Перевод: Uchiha^__^
Завершен: 04-10-07
Бета перевода: эта должность была, похоже, проклята. Я рада буду, если кто-нибудь поможет-таки исправить косяки, ведь перевод зело корявый XD
Дисклэймер: Кишимото Масаши
Рейтинг: G
Жанр: Humor
Пэйринг: Tobi & Deidara
Разрешение на размещение и перевод получено.
Примечание автора: С (суперзапоздавшим) Днем Святого Валентина, ребятки. XD Это ЧИСТОЕ ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО.
Примечание от переводчика: блин и с переводом к 14 февраля я тоже шикарно опоздала.
Фанфик написан в 2007 году. Тогда еще никто не знал, что Тоби это Мадара, потому в этом фанфике Тоби это Тоби, чему я, безусловно, рада.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Наверняка множество людей знакомо с таким рубахой-парнем, как Тоби.

Простодушный, верно выполняющий любые поручения и наивный – Тоби с детства отличался тягой к знаниям и любопытством. Если что-то его заинтересовало, вы нигде не найдете человека, посвятившего себя познанию этого больше, чем Тоби.

Он также стремится понять суть вещей и явлений.

Если он чем-то увлечен, он посвятит этому всего себя.

К несчастью, Тоби никто не сказал, что День Святого Валентина – последний праздник, который следует отмечать в компании семи смертельно-опасных мужчин.

----------------------------------------------------------------------------------------------------

23:39, 13-е февраля
Тоби аккуратно приклеил последнее вырезанное из красной бумаги сердечко на открытку для своего семпая, загибая край с предельной осторожностью. Он еще немного полюбовался этим, и его лицо расплылось в довольной улыбке, прежде чем он устало опустился в свое кресло.
Все семь валентинок, а также подарки, были готовы. Он работал над ними с самого полудня, тайно протаскивая свитки красной, розовой и белой бумаги на хранение в комнату внизу, трусливо бегая по дому, опасаясь встречи с другими до того, как подготовит им подарки.
Когда с работой было покончено, Тоби потянулся за покрытой пылью старой книгой, которая лежала рядом с ним, и прижал ее к груди.
Это был потрепанный экземпляр энциклопедии, об который он запнулся, когда, по приказу Лидера, убирал кладовку. В этой книге он нашел уйму информации, поэтому он быстро прибежал в свою комнату, чтобы узнать столько, сколько сможет.
Так было угодно судьбе, что энциклопедия содержала сведения обо всем, начиная с буквы А и заканчивая буквой К, и, естественно, по чистой случайности, он открыл ее на букве Д.
Таким образом, Тоби смог почитать о Дне Святого Валентина.
Традиции, стихи, символы, любовь – он впитывал все, словно губка, а когда он перевернул страницу, чтобы продолжить чтение, его сердце подпрыгнуло в груди, так как он увидел дату этого чудесного праздника.

14-е февраля.
Сейчас, у Тоби нет возлюбленной, но рядом есть люди, о которых он заботится. Но ведь День Святого Валентина нужен для того, чтобы показать свою любовь и признательность своим любимым, так? Разве имеет значение, что у него семь любимых? Он не мог такого представить.
Тоби перечитал статью о Дне Святого Валентина еще два раза и затем резво вскочил, переполненный мыслями о том, что приготовит друзьям на завтра. Никто из них не упоминал про это, следовательно, это будет большим сюрпризом.
Ликуя, Тоби потер руки.
Семь особенных подарков. Семь уникальных открыток. Семь изумительных сюрпризов. Он не дождется, когда сможет увидеть выражения их лиц.

-----------------------------------------
7:09, 14-е февраля.
- Кисаме.
Нет ответа.
- Кисаме.
По-прежнему ничего.
Подушка спикировала по воздуху, столкнувшись в конце полета с лицом акулоподобного шиноби. Кисаме тотчас проснулся, резко садясь и поправляя свои топорщащиеся волосы.
- Что? – Прокаркал он, будто с похмелья. – Нас атакуют?
Итачи сидел на своей кровати и, широко распахнув глаза, смотрел на Кисаме без всякого выражения на лице:
- Ты это сделал?
- Сделал что? – Кисаме подавил душившую его зевоту и протер глаза, прежде чем повернуться и посмотреть на своего напарника.
Последовала немая сцена, во время которой Кисаме просто смотрел на него, его лицо было маской ужаса.
Затем, что-то похожее на истеричное похихикивание вырвалось из его горла, следуя за негромким смешком. А потом он и вообще просто расхохотался во весь голос.
- Итачи, - прохрипел он с пола, скользнув по напарнику взглядом. Щеки Кисаме вздулись, чтобы сдержать прорывающийся хохот. – Г-где…как эти?..
- Именно поэтому я и спросил, ты это сделал или нет, - кратко ответил Итачи, поднимаясь, чтобы посмотреть в зеркало.
Кисаме продолжал ржать позади Итачи, который разглядывал свое отражение… разглядывал солнечные очки с линзами в форме сердец и розовой оправой, которые загадочным образом очутились на его лице. Это было очень странно, так как он совсем не просыпался ночью, ни от малейшего шума.
Тот, кто это сделал, должен был быть чрезвычайно осторожным, чтобы не разбудить Учиху Итачи, того, кто просыпается от легкого дуновения ветерка.
- Эй, там что-то лежит у тебя под подушкой, - сказал Кисаме, привлекая внимание Итачи.
Учиха обернулся (Кисаме снова подавился смехом) и прищурился, рассматривая торчащий из-под подушки красный конверт. Так значит, злоумышленник надел солнечные очки на него и засунул конверт под подушку, а он ничего не заметил? Впечатляет.
Итачи осторожно направился к своей кровати, медленно убрал подушку, переводя взгляд на конверт (он не снял очки). Четким быстрым почерком было просто написано:
«Для Итачи-сана».
- Ты думаешь, оно взорвется? – Спросил Кисаме, которого что-то насторожило в этом ярком красном конверте.
Итачи медленно покачал головой и потянулся за письмом. Он начинал догадываться, кто мог бы быть подозреваемым, ведь здесь был только один человек, кто обращался к нему с таким уважением.
Кисаме смотрел как Итачи надорвал край конверта, вытаскивая пеструю карточку в виде сердечка. Из конверта посыпались красные блестки, которые слабо пахли цветами.
Итачи мог только смотреть на это.
- Что там написано? – Спросил Кисаме, с растущим с каждой секундой интересом.
Итачи открыл карточку и увидел аккуратно написанный внутри стишок. Он медленно прочитал это вслух, его голос с каждой прошедшей секундой звучал все монотоннее.

«О, свет, луне подобный,

ты с каждым днем все ярче,

Мы видеться не можем,

Но ты себя не спрячешь.

С моим подарком скромным

Ты станешь незаметен,

И сохранить попробуй

В очах сиянье это».

Кисаме подавился собственным языком, когда до него дошла связь между стишком и очками.
«Счастливого Дня Святого Валентина!», - прочитал Итачи на другой стороне, тупо уставившись на открытку, - «от Тоби».
Итачи имел неясные представления о том, что это за праздник и как его отмечают, но он не имел понятия как ему реагировать на подарок и стихотворение.
- Что-то, чтобы скрывать, - сказал Кисаме с усмешкой и кивая головой. – Эй, Свет-луне-подобный, эти очки будут скрывать тебя, все верно. Такие неприметные.
Итачи проигнорировал этот выпад и просто засунул карточку обратно в конверт, забросив его в прикроватную тумбочку. Как-то так получилось, что он до сих пор не снял очки. Окрашенные линзы очень благотворно действовали на его сверхчувствительные глаза.
- Думаю, он и тебе что-то оставил, - проговорил Итачи, пристально разглядывая коробку возле ножки кровати Кисаме.
Кисаме осторожно приблизился к коробке и хотел было ее поднять, как внезапно она подпрыгнула, раскрыв секрет подарка.
- Какого черта? – Тупо пробормотал Кисаме.
Его взору предстал аквариум с керамической статуэткой русалки, мраморными камешками и пучком морских водорослей. И прямо в водорослях компактно разместились две рыбки. Две целующиеся рыбки.
- Рыба, - выдвинул предположение Итачи, даже не приближаясь. – Он подарил тебе рыбу.
- … Тоби покойник, - спустя несколько секунд невнятно пробормотал Кисаме, мрачно поглядывая на открытку, - ты не поверишь, как он меня обозвал.
- Что, еще хуже, чем Лунный Свет? – Ничего не выражающим голосом спросил Итачи.
- Просто слушай, - ответил Кисаме и начал читать:
«Так много всяких рыбок в океане,

Но ты один из них прекрасней всех.

Такой красавчик, ты же знаешь,

Что полюбить тебя не грех.

Я так хочу, чтоб ты меня заметил,

И так хочу зажечь в тебе улыбку,

Ведь ты один такой на свете,

Застенчивый красавчик-рыбка!»

Уголки губ Итачи нервно задергались.
- Он назвал меня красавчиком! – Воскликнул Кисаме в ужасе. – Это просто неправильно. И какого черта я теперь должен делать с этими рыбками?!
- Съешь их, - посоветовал Итачи.
Кисаме презрительно посмотрел на него, прежде чем подняться и быстро запихнуть открытку в карман пижамы.
- Если у нас есть подарки, возможно, это значит, что и другие их получили, - задумчиво сказал Итачи, направляясь к двери. – Это будет интересненько.
Кисаме последовал за ним и хотел было посоветовать ему снять очки, но потом решил повременить. В очках Итачи выглядел более по-домашнему.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 21:42 | Сообщение # 2
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
7:20 утра.
- Хидан.
Тишина.
- Хидан, подъем.
Никакого ответа.
Какузу вздохнул и быстро ткнул под ребра своего сонного напарника, отчего тот свалился со своей кровати на пол.
- А! Какого хрена? – Завопил Хидан, любовно прижимая подушку к груди. – Чтоб ты сдох, за что это было?
Какузу стоял перед ним, все еще одетый в черную шелковую пижаму (с облачком Акацук на грудном кармане), подозрительно щурясь на напарника.
- Будь ты проклят, - заворчал Хидан, заползая обратно в кровать, - мне снилось что-то хорошее, ты, урод. Дзясин-сама был …
- … доволен тобой и причислил тебя к лику святых. – Закончил Какузу, вращая глазами. – Мне по фиг. Я хочу знать, это…
Какузу указал на розовый подарочный мешочек на его столе:
- … была твоя тупая шутка?
Хидан потер глаза, затем покосился на упаковку.
- Что это еще за хрень?
- Я тоже хотел бы знать, - сказал Какузу нетерпеливо.
- Ну, так открой.
Какузу снова сердито оглядел Хидана, прежде чем потянулся за подарком, осторожно развернул его и уставился на его содержимое. Его взгляд остановился на красном конверте с его именем. Он аккуратно пододвинул его, чтобы рассмотреть неровный подчерк на лицевой стороне.
«Для Какузу-сана»
Сбитый с толку, он отложил мешок и умело надорвал конверт так, чтобы не повредить его содержимое, что говорило о многолетнем опыте работы с ценными бумагами. Когда он вынул карточку, он только уставился на нее, застыв как изваяние.
- Какого хрена ты вылупился, Какузу? Открывай уже.
Какузу медленно открыл ее, глядя, как блестящие красные конфетти засыпали ковер и его носки.
Брови Хидана поднимались по мере того, как Какузу, заглянувший внутрь открытки, читал ее. Сам Хидан замер, не говоря ни слова.
- Ну-у?
Какузу, выглядевший несколько ошарашенным, протянул открытку Хидану.
Хидан взял ее и начал читать:
«Цену вещам прекрасно ты знаешь,

И ты всегда все просчитаешь.

Дорогой, надеюсь, этот дар для тебя

Будет бесценен, о, радость моя,

Ведь я без него и жить не могу,

Однако тебе это дарю».

Хидан моргнул. Потом моргнул снова. Потом еще раз, на всякий случай.
- Какузу, - протянул Хидан голосом, полным сочувствия, - я думаю, Тоби втрескался в тебя.
- Идиот, - прорычал Какузу, бешено вращая глазами, - это валентинка.
- Чего?
- Не говори, что ты не знаешь что это. Это такой праздник, когда люди дарят друг другу цветы и конфеты, а компании, выпускающие такие открытки, имеют с этого огромный навар.
- С какого это перепуга я должен знать об этом языческом празднике? – Хидан ушел в оборону. – Но, если серьезно, там, откуда я родом, тебя называют «дорогушей» только, когда хотят залезть тебе в штаны.
Какузу сердито посмотрел на него, прежде чем взять пакет с подарком и открыть его. Хидан с любопытством наблюдал, как преступник S-класса вынимает пластиковую коробочку, отрывая мелкие сердечки, прикрепленные к ней.
Записка, прикрепленная к подарку, гласила: «В дополнение к Вашему подарку Вы сможете выбрать что-нибудь в нашем магазине на Ваш вкус».
Левый глаз Какузу задергался. Он отбросил подарочный сертификат прочь и взял коробку. Сняв крышку, он уставился внутрь.
Какузу засунул руку в пластиковый ящик и вынул оттуда сердце. Настоящее, холодное мертвое сердце.
- …вот дерьмо, - сказал Хидан.
- Думаю, он хочет, чтобы я использовал это, - сухо сказал Какузу, рассматривая сердце. – Имплантировал в свое тело, полагаю.
Какузу повернул сердце другой стороной и замер, внезапно его глаза сузились, и он поднес сердце поближе.
- Что? Бракованное что ли?
Какузу поднял голову и ответил ровным голосом:
- Это коровье сердце.
- Как ты узнал, черт побери?
- Потому что на левом желудочке напечатан знак мясной лавки.
-… оу… - безучастно проговорил Хидан прежде, чем его глаза загорелись странным огнем:
- Погоди, ты имеешь в виду… если ты засунешь это сердце в свое тело, ты будешь вести себя как корова? – Требовательно спросил он, скаля зубы в ухмылке. – Вот дерьмо, я хочу на это посмотреть! Давай, сделай это!
- Нет.
- Давай, Какузу, я заплачУ, если ты помычишь!
- Да никакие деньги в мире не заставят меня имплантировать коровье сердце в мое тело, - стоически сказал Какузу. – И, если ты не заметил, Тоби и тебе кое-чего припас.
Хидан, моргая, осматривал свою кровать до тех пор, пока Какузу не прочистил горло и не указал в сторону ванны.
Красный конверт был прикреплен к двери. Там было написано «Для Хидана-сана».
Перебравшись через кровать, Хидан встал и направился к двери ванной, сорвал с нее конверт и, приподняв бровь, принялся разбирать быстрый почерк.
- Ну, - в голосе Какузу можно было уловить заинтересованность. – Ты не будешь это читать?
Хидан фыркнул:
- Да пошло оно к черту. Наверно, это еще один идиотский стишок. Я приму душ.
Какузу закатил глаза, когда Хидан, схватив полотенце за сорок два рю и открыв дверь в ванную, скрылся внутри.
- Хидан, пять минут.
- Да пошел ты и твои пять минут! – Раздраженно проворчал Хидан за дверью. - Не, серьезно, как, к чертям, я могу вымыться за такое короткое… Твою мать!
Какузу вскочил из-за этого громкого крика, поспешив к ванной и дернув дверь за ручку. Хидан замер у двери, с протянутой к выключателю рукой, глядя выпученными глазами на убранство ванной комнаты.
Лепестки роз покрывали кафельный пол, некоторые даже лежали на сиденье унитаза. Свежие букеты роз вольготно расположились в каждом углу и сладкий, легкий аромат наполнял воздух. Старая занавеска душевой была заменена на новую – алую, украшенную маленькими херувимами, а полотенца на вешалке были розовыми.
Хидан побледнел, едва перевел свой взор на занавеску.
- Чертовы идолы, - сдавленно выдохнул он, прежде чем, спотыкаясь и дрожа всем телом от вида счастья на лицах жирных херувимов, машущих золотистыми арфами, подойти к ней. – Дзясин-сама, к чертям собачьим, кастрирует меня за это!
Он схватил занавеску и с силой дернул ее. Она сорвалась и Хидан замер в ужасе от того, что увидел в самой ванне. Она до краев была наполнена водой и тысячи розовых лепестков подрагивали на ее поверхности. В дальнем углу ванны горели лавандовые свечи, отбрасывая на спокойную воду мягкий, теплый свет и источая изумительное благоухание, которое, кажется, витало уже по всей ванной комнате.
- Ну… И в кого же Тоби втрескался, а? – Спросил Какузу, выражая фальшивое сочувствие покрасневшему до корней волос Хидану.
- Где та открытка? – Требовательно пошептал Хидан.
По чистой случайности Какузу держал ее в руке. Он спокойно протянул ее Хидану. Тот схватил и разорвал конверт зубами, при этом на пол посыпались конфетти розовой бумаги. Как и открытка Какузу, его собственная пахла какими-то цветами.
Он быстро читал:
«Милее самых прекрасных роз

Улыбка твоя,

Ты словно ангел из моих грез

Я весь для тебя.

Когда-нибудь позже, надеюсь,

Мы будем вместе.

Об этом мечтать только смею,

Мой... сладкий кексик»?!!!
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 21:43 | Сообщение # 3
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
В соседней комнате на кровати сидел Зецу, глядя на свой прикроватный столик так, как будто от того отпочковалась чья-то голова.
Маленькая, празднично украшенная коробка, которой ночью тут точно не было, безобидно стояла на его стопке журналов «Вокруг Света».
Он хотел было дотронуться до нее, но остановился, заметив красный конверт рядом. Почти сразу же он узнал изящный почерк Тоби и, чувствуя себя уже более спокойно, он осторожно взял коробку и конверт.
Зецу не смог вспомнить, когда же он в последний раз получал подарок, поэтому он, в принципе, и не знал, чего можно ожидать, когда открывал конверт.
Ворох красных блесток полился на покрывало, когда он вскрыл его. После нескольких минут любования странным рисунком, Зецу перевел свой взгляд на аккуратно написанный стишок.
«Да-да, ты одарен богами премного

Ведь в сердце твое открыта дорога.

Любовь и сиянье ты людям даришь,

Надеюсь, что сам ты об этом знаешь.

А все то сердечко-конфеточка,

Что бьется в груди твоей, деточка».

- Деточка? – Недоверчиво прошептала черная половина Зецу.
- Из всего возможного… - Вздохнула секундой позже его белая половина, тряхнув головой. – «Деточка»…
Затем он посмотрел на маленькую коробку и карточку, болтающуюся на ленте, привязанной к ней. Там было:
«Я разрешил продавцу выбрать надпись на свой вкус. Счастливого Дня Святого Валентина!»
Зецу принялся распаковывать коробку, аккуратно откладывая в сторону упаковку, прежде чем открыть крышку. Внутри, на вельветовой подушечке, лежал золотой медальон в виде сердечка.
Глубоко растроганный Зецу взял медальон и, отбросив коробку, пристально, взглядом знатока, посмотрел на выгравированную на золотой крышечке розу. Подушечками пальцев он почувствовал какую-то выпуклость на обратной стороне медальона и надавил на нее.
Медальон раскрылся.
Внутри было маленькое фото Тоби в маске, вызывающе посылающего воздушный поцелуй в объектив камеры. А напротив красивым жирным курсивом была надпись:
«Давно без ума от тебя».
Зецу побледнел.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 21:43 | Сообщение # 4
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Дейдара, зевая, повернулся на другой бок, вытянув руки над головой. Рты на руках также лениво зевнули, высунув языки наружу. Он позволил рукам свалиться обратно и медленно протянул: «Мммм». Так хорошо он уже с неделю не спал.
Открыв глаза, Дей поглядел в окно, чувствуя, как настроение поднимается от вида яркого солнечного света и тающего снега. Тоби не вертелся вокруг со вчерашнего дня, и это было удивительно.
Снова потянувшись, он сел и потер глаза, почесав свою украшенную шикарной белой шевелюрой голову, а затем огляделся.
Его взгляд замер на предмете, стоящем прямо посреди комнаты.
В голове забил тревожный колокольчик. Дейдара пулей выскочил из кровати и устремился к ранцу со своей взрывной глиной, спрятанном позади спинки кровати.
С минуту переждав, подрывник осторожно выглянул из своего убежища и бросил подушку в неподвижный предмет.
Он был с него ростом или даже чуть выше, занавешанный белой простыней. По форме очень напоминал человеческое тело. Что-то похожее на красный конверт было прикреплено к простыне спереди.
Дейдара ни с того, ни с сего разозлился, он вскочил на ноги и, обойдя кровать, осторожно приблизился к предмету.
Он начал подозревать, что Тоби как-то замешан в этом, а поэтому хорошее настроение начало немедленно испаряться.
Сорвав конверт с простыни, он позволил рту на правой руке разорвать его прежде, чем извлечь оттуда открытку. Тут из конверта посыпались блестки, заставив Дея подпрыгнуть от неожиданности, матерясь от того, что они прилипли к его голым ступням.
Однако вновь посмотрев на открытку, Дейдара обнаружил внутри небольшой стишок.
Автоматически он начал читать вслух:

«Мой учитель и наставник,

Вы прекрасней всех на свете!

Мастер дела и волшебник,

Нет вас лучше в деле этом.

Одолжил я вашу силу,

Чтоб подарок данный сделать,

Ведь, семпай, вы самый милый,

самый вкусный сочный персик!».
- Персик? – Повторил Дейдара в отчаянии, уронив открытку на пол. - Да я уничтожу этого урода, ага!
Уже на полпути к выходу, он вспомнил о задрапированном предмете посреди спальни и настороженно вернулся обратно.
Немного побаиваясь, он взялся за край простыни и аккуратно потянул. Ткань соскользнула с предмета, упав к ногам Дейдары и явив ему подарок от Тоби.
Дейдара посмотрел на это и пронзительно завопил.
-------------------------------------------------------------------------------------------------

Лидер-сама стоял в центре своей комнаты. Пальцы его ног были усыпаны красными блестками, воздух в комнате был насыщен слабым цветочным ароматом. Зоркий взгляд Лидера был прикован к открытке, которую он держал.
Медленно и с выражением, Пэйн читал:

«Я готов исполнить

Каждый твой приказ,

Шалунишка, помни,

Этот добрый час.

И подарок этот,

Только для тебя,

В целом большом свете

Отыскал, любя».
И тут закричал Дейдара.

----------------------------------------------------------------------
Все бросили свои дела и устремились к источнику этого душераздирающего визга.
Итачи и Кисаме первыми ворвались в комнату Дейдары, с кунаями и Самехадой на готове, однако обнаружили только блондина, жмущегося к стене и широко распахнутыми от ужаса глазами взирающего на предмет, расположенный посреди комнаты.
- Дейдара, какого черта? Что… - Кисаме замолк, и наклонил голову, чтобы рассмотреть объект ужаса блондина. - … матерь божья.
Зецу и Лидер прибыли секундой позже, однако тут же застыли, уставившись на Итачи, который в своем плаще и очках-сердечках хмуро стоял у окна.
- Итачи…. Что это за хрень на твоем лице?
Прежде, чем Учиха смог ответить, в комнату вошел Какузу. Следом за ним Хидан, распространяя после ванной аромат роз.
- Где, черт возьми, он? Я убью этого засранца за те вонючие идолы на занавесках и за издевательство над моими чертовыми полотенцами. Серьезно, он…
Хидан замолчал, когда его взгляд упал на Итачи и его очки:
- А с тобой какого черта приключилось, красноглазый?
Все уставились на Хидана.
- Чего? – Проворчал он.
- Ты сильно пахнешь, - прошептал Зецу, приходя в возбуждение от Хидана, источающего аромат роз.
Хидан одарил травяного ниндзя презрительным взглядом и от греха подальше отошел в другую часть комнаты.
- Это был подарок от Тоби, - сказал Итачи, без всякого выражения, поправив очки, - я так думаю, вы тоже получили подарки от него, и вам он тоже присвоил имена, так?
Итачи выдержал паузу:
- Меня он назвал «светом, луне подобным».
Мертвая тишина. И затем:
- «Дорогой». – Сухо промолвил Какузу.
- «Сладкий кексик», - добавил Хидан, скорчив обиженную гримасу.
Кисаме закрыл лицо ладонями, и его голос звучал приглушенно:
- …. Красавчик….
Хидан сложился пополам от смеха.
- Оно почти такое же забавное, как и твое, сладкий кексик.
- Эй, да не пошел бы ты, Лунный свет!
Зецу вздохнул:
- «Деточка».
Все посмотрели на него.
- Я знаю, - сказал он неловко.
Лидер прочистил горло, когда все выжидающе обернулись к нему:
- Ну, судя по всему, я - «шалунишка».
Они все обернулись к Дейдаре, ожидая услышать его прозвище, но, только вздохнули, с отвращением поглядев на его подарок, и быстро отвернулись обратно.
- Твою ж мать! Идолы повсюду, - зарыдал Хидан, занимая оборонительную стойку.
- Это неприлично, - в шоке проговорил Зецу.
- И нетрадиционно, - выдал Какузу.
- Скорее, возмутительно, - добавил Кисаме.
- Или же это авангардизм, - предположил Итачи.
-… он голый, - безучастно выдал Лидер.
Дейдара глянул на статую и только огромным усилием воли смог подавить тот крик ужаса, что вновь был готов вырваться из его горла.
Статуя, точная копия его самого, стояла посреди комнаты, полностью обнаженная. Поза статуи тоже отличалась оригинальностью – расслабленная, с расставленными ногами, а в руках застыло нечто, напоминающее горсть его взрывной глины. Голова наклонена вбок, взгляд устремлен на глину, а на губах играет легкая усмешка.
И внизу, между ног статуи, было самое отвратительное, что когда-либо видел Дейдара.
Тоби прикрыл все естество чем-то наподобие нижнего белья, только это были вылепленные из глины животные. Ящерицы и рыбки и птицы переплетались вместе, образуя некое подобие покрова, который был бы не так плох, если бы не голова птицы, торчащая прямо оттуда. Смотрелось это так, как будто бы вместо мужского достоинства у статуи была птичья голова.
Выглядело это, конечно, страшно.
Итачи опустил очки, чтобы получше разглядеть, при этом сам он выглядел как какой-то голубой критик-искусствовед, Хидан бился в припадке в углу, а Зецу смущенно уставился в пол.
Какузу и Кисаме пялились на Итачи, просто невероятно смахивающего на гея в этих очках, Лидер вздыхал и массировал виски.
И как раз в этот момент злоумышленник, из-за которого все и началось, появился в комнате.
- С Днем Святого Валентина!!! – Пропел Тоби, подбрасывая в воздух пригоршни красных конфетти.
Он покружился по комнате, не замечая накаленной атмосферы, а потом его взгляд упал на Зецу.
- Зецу-сан, вы получили мой подарок? – Взволнованно спросил Тоби, устремляясь к нему. – Он вам понравился?
- Ээ, - протянула белая половина Зецу, растягивая губы в улыбке. – Получил, спасибо тебе.
- О, вы даже надели его, - восторженно проговорил Тоби, заметив что-то блестящее на шее Зецу.
- Да, - ответил Зецу, морщась, - он очень милый.
- Ааа, Какузу-сан! – Тоби тут же подскочил к шиноби в маске, стоящему в углу. – Надеюсь, сердце вам пригодится. Кстати, это же так символично, да? Это же было сердце, а вы их собираете, и в День Святого Валентина сердца…
- Я вышвырнул его на свалку, - спокойно сказал Какузу.
- Оу, ну тогда, надеюсь, сертификат на дополнительный подарок принесет вам больше радости!
Уголки губ Какузу задергались.
- Итачи-сан! – Тоби уже устремился к Учихе, замершему возле окна. – Вы смотритесь в них так круто! Я так и знал, что они вам понравятся! Как они?
- Нормально, - сказал Итачи без особого выражения, вновь поправляя очки. – Удобные.
- Я так счастлив!
Кисаме пытался незаметно выбраться отсюда, но Тоби уже крепко сжимал его руку.
- Кисаме-сан, а вам понравились рыбки? Это целующиеся рыбки!! Разве они не самая восхитительная вещь, которую вы когда-нибудь видели?
- Ты назвал меня «красавчиком», - прохрипел Кисаме.
- Ну так вы и есть красавчик! – С готовностью возразил Тоби, прежде чем отпустить его и в припрыжку побежать к Хидану.
- Хидан-сан, вы просто чудесно пахните, - воскликнул Тоби, помахав руками, чтобы развеять аромат, исходивший от волос фанатика Дзясина-самого. – Вы даже использовали тот шампунь из роз, что я вам подарил!
- Какого хрена ты сделал с моими полотенцами? Они до невозможности розовые!..
- Я знаю! Я даже позволил себе проделать такое и с вашим халатом и с нижним бельем!
- Чо?!...
Но Тоби не дал ему договорить, устремившись к Пэйну, героически стоящему у двери:
- Ой, Лидер-сама!! Вы получили мой подарок? Он так здорово подходит под стишок, да?
- Ты имеешь в виду это? – Лидер засунул руку в карман плаща и вынул оттуда большой закрученный леденец на палочке.
- Ага, такой же сладкий, как и вы, шалунишка…
- Тоби, - перебил его Лидер, - ты хоть знаешь, что означает «шалунишка»?
- Не совсем, но звучит красиво, - прочирикал Тоби.
А затем он обернулся к Дейдаре, который прислонился к стене в безмолвном отчаянии.
- Дейдара-семпай, а вы что скажете? – Спросил Тоби, потирая руки. – Это же искусство, так?
Дейдара вытянул трясущуюся руку и указал на внушающую ужас фигуру:
- Это… - Подрывник выглядел так, словно его сейчас стошнит. – Это…
- Похоже, у вас просто нет слов! – Обрадовался Тоби и захлопал в ладоши. – Я так счастлив, что вам понравилось!
- Тоби, о чем ты думал, когда мастерил это? – Проговорил Кисаме, показывая на омерзительное подобие нижнего белья на статуе.
- Нуу, я же не мог точно вылепить эту часть Дейдары-семпая, - ответил Тоби, смущенно посмеиваясь и почесывая затылок. – Тоби – хороший мальчик, а не извращенец!
Это было последней каплей. Дейдара взорвался.
- Ты, умственно-отсталый!! – Завопил подрывник, тыча пальцем в нижнюю часть статуи. – О чем ты, черт побери, думал, когда заменил мое мужское достоинство на чертову безобразную птицу?! Это мерзко, ммм!
- Не говоря уж о том, насколько это кощунственно, - добавил Хидан. – Испортить самое важное из творений Создателя какой-то вонючей чайкой!
- Лебедем, - вежливо поправил Тоби.
Дейдара снова завопил, на этот раз от гнева, и кинулся уничтожать это мерзкое творение. Однако Лидер его остановил:
- Подожди-ка.
Другие посмотрели на него с удивлением.
- Ну, вообще-то это все-таки авангардизм, - проговорил он, соглашаясь с Итачи, все еще созерцающим эту статую, - думаю, это можно будет выгодно продать на аукционе.
Нижняя челюсть Дейдары упала на пол:
- Вы, должно быть, шутите…
- Если речь идет о долгах организации, - ответил Лидер, являя собой абсолютное хладнокровие, - я серьезен как никогда в жизни.
Тоби был на десятом небе от счастья.
- Лидер-сама, вы думаете, моя статуя Дейдары-семпая может быть выставлена на аукцион высокого искусства? – Спросил он, сверкая глазами.
- Ну, а почему бы и нет, - коротко ответил Лидер, оглядывая статую. – Сейчас у людей тенденция принимать всякое дерьмо за искусство.
- Ой, да вы мне льстите! – Прослезился Тоби.
Дейдара бился головой об стену и рыдал. Остальные переглянулись и вышли из комнаты.

В конце концов, бурное празднование Дня Святого Валентина хорошим мальчиком завершилось более или менее нормально.

Хидан отбелил свои полотенца и заменил занавеску (хотя шампунь он не выбросил), Зецу заменил в кулоне фотографию Тоби на одну из фоток своих кактусов, Кисаме забыл кормить рыбок и они сдохли неделю спустя, Какузу со своим сертификатом отправился в магазин, а Итачи оставил очки в форме сердечек себе.

Лидер съел свой леденец.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Внушающая ужас и отвращение статуя отправилась на аукцион спустя пару дней.

Она была продана за 37 миллионов рю.

КОНЕЦ
 
Форум » Общение » Fanfiction's st. » Влюбленный (переведенный фанфик)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz