Четверг, 14.12.2017, 23:46
Приветствую Вас Любопытный RSS
MangaZoom
ГлавнаяAkatsuki’s Organization vs. ДОУ «Лесная Сказка» - Страница 2 - ФорумРегистрацияВход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » Общение » Fanfiction's st. » Akatsuki’s Organization vs. ДОУ «Лесная Сказка» (AU, Humour, 2008)
Akatsuki’s Organization vs. ДОУ «Лесная Сказка»
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 20:04 | Сообщение # 16
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Эпизод 17
- Так, декорации, наконец, расставлены – я доволен, - Пэйн, расхаживая по залу, принимал работу. – Ай да мы, ай, да молодцы, мои акацушечки!
- Ками-сама, - прошептал Дейдара Сасори, - мы, кажется, его теряем.
Да, в речь Пэйна верно, но незаметно просачивалась разговорная лексика жителей Березонек. Акацук это не то чтобы нервировало, но однозначно настораживало.
Сасори утвердительно покачал головой.
- До концерта осталось недолго. Сценария так никто в глаза и не видал. Хотя… - кукловод задумался. – Может, Учиха что скопировал?
- Да я лучше полностью завалю роль, чем буду у него спрашивать!
Дейдара возмущенно запыхтел и отправился на кухню поискать чего-нибудь съестного.
На кухне вместо съестного он обнаружил Тоби, который обнаружил съестное раньше и теперь занимался полным его уничтожением.
- Эй, а за детьми кто присматривает? – Подрывник хотел задать не этот вопрос, но надо было как-то начать беседу.
- Аа… эээ…. Так их как бы… по домам уже разобрали, Дейдара-семпай. Уже поздно… Ночь… Есть хотите, Дейдара-семпай? - Тоби услужливо пододвинул кастрюльку с борщом поближе к блондину. Тот заглянул в нее и фыркнул:
- Нас, настоящих художников, такой пищей не заманишь.
- Ааа, ну тогда я это Зецу-сану отнесу, он тоже еще не ел. – Тоби захлопнул кастрюльку крышкой прямо перед носом у семпая.
Семпай горестно вздохнул.
- А… там ничего не осталось, ммм?
- Неа.
- Тогда я сам отнесу, ага. – Дейдара подтащил кастрюльку к себе и взял ложку из стоявшего рядом стакана.
- О, семпай, вы такой великодушный!! Тоби вами гордится!
Дейдара кивнул и встал со стула.
- А то Зецу-сан сказал, что если Тоби ему не принесет поесть, то он очень рассердится и даже может убить несчастного Тоби, - продолжал носитель оранжевой маски, рисуя пальцем какой-то причудливый узор на столе.
«Хе-хе, как хорошо все складывается, ага, - подумал довольно Дей, - и от придурка надоедливого избавлюсь и поем… ммм… я - гений!»
- Ну, мне бы этого не хотелось бы, - сладко прошептал блондин, прижимая заветную кастрюльку к себе и выходя из кухни.
Однако полакомится борщом сегодня Дейдаре явно не светило – на выходе он столкнулся… с Итачи. Не было на свете другого человека, способного так нагло и с такой спокойно-презрительной физиономией наблюдать как кастрюлька с последним борщом (!!!) вываливается из рук подрывника. Несмотря на то, что их обоих обдало горячей красной жидкостью с нашинкованными овощами, больше разозлился все-таки Дейдара.
- Ты что, слепой?! Ммм?!
- Не без этого. – Итачи стряхнул с себя капустный лист и отступил на шаг, чтобы не стоять в луже бывшего ужина блондина.
- Смотри, что наделал, Учиха!!! Ты специально!!
- Докажи.
- Да я тебя!.... – Блондин начал автоматически рыскать по карманам в поисках глины.
- Хех, твой цветной пластилин остался в той комнате на втором этаже. – Столь длинное предложение Итачи позволил себе только ради того странного чувства удовлетворения, которое он получал, глядя на Дейдару, который от гнева даже сказать ничего не мог, только трясся и возмущенно фыркал.
- Тааак… - Да, по закону жанра, в коридоре возникла целая толпа лишних и ненужных свидетелей, и среди них один лично заинтересованный в происшествии.
- Зецу-саааан!! – Радостный крик хорошего мальчика, как ни странно, не поднял настроения присутствующим.
- А Дейдара-семпай вам как раз поесть отно…
- Тоби, заткнись! - Дей ткнул своего напарника под ребра.
- Значит, - разноцветные и разномастные глаза Зецу раздраженно смотрели на лужу ЕГО бывшего ужина, - это и был…
- Дейдара-семпааай, - простонал из угла Тоби, - ай-я-яй как нехорошооо, ведь Тоби вам доверил….
- Понятно, ну что ж… добровольный самоубийца, - обратился Зецу к Дейдаре, - пойдем выйдем, разговор есть…
- А что шумим? – Положение спас высунувшийся из-за Итачи Пэйн. – Что за разборки и без Батьки, нэ?
- Батьки?? – Все, кто был в коридоре, удивленно посмотрели на Лидера-самого.
- Это он теперь себя так называет, - пояснил, поморщившись, Сасори. – После часовой беседы с Петровичем, Агафьей Илларионовной по поводу завтрашнего праздника, он стал совершенно невменяем… Мы с Конан полагаем, что на нем была испытан прием Комиссия но Дзюцу…
- Лидер-сама, - Тоби продрался сквозь толпу акацук к Пэйну. – А Дейдара-семпай обижает хорошего мальчика!! Он даже дерется!!
- Дейдара! Как ты себя ведешь?! Ты же джинчуурик Снегурочки, ик… ты эта… ик…
- Лидер-сама, - Тоби пришлось поддержать начавшего осыпаться Пэйна, - а чем это от вас так странно пахнет?
- Так я же говорю, - ответил на вопрос Тоби Сасори, - он с Петровичем обсуждал…
- Лидер-сама, вы… с этим косплеером Кисаме?... – Сказать, что Акацуки были в шоке, значит, ничего не сказать.
Пэйн – этот образец трезвенника, лидер такой организации, всегда собранный, ангстовый и серьезный, и тут, перед таким ответственным мероприятием, надрался до чертиков??
- Спокуха, парни.. – Лидер отлепился от Тоби и приклеился к противоположной стенке. Он сфокусировал взгляд на Конан. – И, эээээ…. Ты, как тебя там, отойди, мне Зецу не видно…
Конан сжала кулаки – такого Пэйна (и Яхико) девушка видела впервые. Впервые в жизни она жалела, что познакомилась с ними.
Пэйн, тем временем, продолжал:
- Батька обо всем договорился….
Акацуки вздохнули.
- Кисаме, возьми «это» и отведи его на второй этаж проспаться, - тихо сказал Итачи. Хошикаге кивнул, перехватил Пэйна, забросил на плечо уже храпящего Батьку и отправился из коридора.
- А как же сегодняшняя генеральная репетиция? – Спросил Сасори, глядя вслед удаляющемуся Кисаме.
- Что-нибудь придумаем, мдаа, - пробормотал Дейдара.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 20:04 | Сообщение # 17
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Эпизод 18
Вечером все собрались на втором этаже, там, где стояла уже наряженная елка.
Конан молча перебирала какие-то оставшиеся украшения, аккуратно складывая их на подоконник. Дейдара, постоянно хмыкая, разглядывал свой наряд джинчуурика. Он уже придумал, как сделать из пышного платья не менее пышные брюки. Однако что делать с кокошником он и понятия не имел. Он даже не знал в точности, на какое место его надевать.
- Хмм… Сасори но Данна, а это что такое? – Спросил он, в конец отчаявшись понять, для чего же нужен джинчуурику кокошник.
- Это? – Красноволосый кукловод подсел к блондину. – Думаю, нагрудная броня для джинчууриков. Все-таки их часто преследуют.
- Но… и как это закрепить на груди в таком случае, ммм? – Дей рассматривал длинные ленты, служащие для крепления кокошника на голову.
- Ну, это очень просто. Встань! – Сасори приложил картонный кокошник к груди Дейдары и обмотал ленты вокруг его тела, завязав на спине огромный бант. – Готово!
- Что-то мне как-то…
- Дейдара-семпааай!! Вы просто сногсшибательны!! – Тоби уже был тут как тут. – А можно Тоби тоже такой?
- Конечно, этого для тебя не жалко. Вон в той коробке еще есть.
Дей указал на огромный ящик, притаившийся за елкой. Там лежало много костюмов. И все Акацуки сейчас были заняты разбором нарядов для своих героев.
Кисаме вынул из ящика безрукавку, тельняшку и небольшой костыль. В рыбьих глазах светилось неподдельное счастье:
- Я… - сдавленно прохрипел синий, - я всегда хотел побыть пиратом… Как думаешь, Итачи, можно мне это надеть?
- Разумеется, Кисаме, - даже не посмотрев, ответил Учиха, - Третий Хокаге - пират… детишки будут в восторге.
- Вот и я подумал! – Кисаме даже не заметил сарказма в словах напарника. – Аррргх!! Тысяча биджуу! Свистать всех на… О!...
Глаза рыбо-мэна еще более потеплели. Такого теплого, нежного взгляда Итачи не видел и даже не думал, что когда-либо увидит.
- Что? – Тихо спросил Учиха, потихоньку начиная беспокоиться за рассудок Хошигаке.
- П…попугай! Его можно закрепить на плече…
- Кисаме, а это не слишк…
- Итачи, ты, что, хочешь лишить меня вдохновения? – В глаза Кисаме вновь вернулся лихорадочно-убийственный блеск.
- Говоришь, как наша блондинка, - ответил, отмахиваясь от него, Учиха. Он решил, что и ему пора выбрать себе что-нибудь, пока есть из чего выбирать. – Та-ак…
Однако преступник S-класса (прямо Мерседес XD), имел совершенно размытые представления о том, во что должен быть одет его персонаж – Пьеро.
- И… как вам это? – Итачи, перерыв ворох одежды в ящике, остановил свой выбор на короткой кожаной куртке с серебристыми молниями и просторных черных же штанах.
- Мммм, - Какузу, стоявший у окна, моментально оживился. – Ты, я вижу, не изменяешь единому стилю организации…
- Но… это же детский утренник, Итачи, - Конан, закончив с украшениями, подошла к ним. – Может, там есть что-нибудь поярче?
Итачи швырнул куртку обратно:
- Поярче? – Он внимательно осмотрел кипу пестрой одежды и вытянул из нее огромный бесформенный свитер. – Такое сойдет?
- Серый? Хм… - Конан сложила руки на груди. – Ну, раз для тебя это значит поярче… Сойдет, наверное.
- Угу. – Свернув выбранные вещи в клубок, Итачи отошел в сторону.
- А ты что стоишь так спокойно? – Кисаме бросил в Какузу какой-то тряпкой. – Разве тебе костюм не нужен?
- Нет, - глав.бух отвернулся и посмотрел за окно – на улице уже было темно. – Я ж в связке с этими двумя… Тоби, уже, кажется, что-то придумал.
- Тоби? Эээ…
- Все в порядке, - Какузу зевнул. – Зецу проконтролирует.
- Аха-ха-ха-ха!!! Простыня!!!
Какузу и Кисаме обернулись на истеричный хохот.
- Чего ржешь? – Вежливо осведомился Какузу у валяющегося на полу Зецу, который, как нам известно, должен был контролировать Тоби.
- Не твое собачье дело! – Ответила черная половинка шиноби.
- Просто мы, кажется, откопали наш костюм. – Заявила белая половина, немного придя в себя. – Это простыня!!! Ками-сама… ну почему у всех нормальные костюмы, а мы должны ВТРОЕМ заворачиваться в постельную принадлежность?! В ОДНУ постельную принадлежность?!
- Я этого так не оставлю! – Какузу сжал кулаки и вышел из комнаты.
- Но она же зеленая, - к лежащему Зецу подошел хороший мальчик, тащя за собой их костюм. – Как вы любите, Зецу-сан!
Зецу закатил глаза.
В комнату обратно зашел Какузу. Выглядел он еще более рассерженным, чем при выходе.
- Черт, эта простыня действительно наш наряд… Этот Змей-как-его-там… Большой и зеленый, так что нам троим положено быть в таком наряде…
- Где ты это узнал? – Спросил Зецу, поднимаясь и отряхивая штаны от налипших блесток.
- В библиотеке… Да, - Какузу сверкнул глазами, - она тут есть. А в ней есть книги. Для тебя я нашел даже с картинками. И еще вопрос…
Все уставились на глав.буха.
- Где, черт возьми, носит моего напарника?
В самом деле, Хидана в комнате не было. И, как это только что выяснил Какузу, его не было и во всем помещении детского сада.
Акацуки погрузились в раздумья. Обычно Хидан не пропадал просто так, не предупредив хотя бы в устной форме Какузу куда, зачем и насколько он идет.
- Может, это… - Зецу огляделся по сторонам и продолжил на полтона тише. – Комиссия из района?..
- Нет, - Итачи покачал головой, - не думаю. Лидер-сама сказал, что вроде разобрался с ними.
- А Тоби знает, где Хидан-сан… Да, Тоби хороший мальчик. – Человек в оранжевой маске скромно стоял в сторонке, бормоча себе под нос эти фразы. Однако никто так и не обратил внимания на замолкшего шиноби.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 20:05 | Сообщение # 18
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Эпизод 19.
- Уже семь!!! – Вопил Тоби, бегая по всем этажам и помещениям детского сада. – Семь!!!! До утренника всего три часа! Дейдара-семпаааай!!! Тоби боится Комиссии из Района!! Тоби хочет умереть от старо…оооойёооох….
Дейдара вышел из-за угла, потирая ушибленный об маску Тоби кулак:
- Так он успокоится на некоторое время, достал уже, ага.
Сасори деловито перешагнул через растянувшегося в коридоре хорошего мальчика:
- Отличный удар.
- Это все каждодневные тренировки.
Тут к ним подошел Какузу. Похоже было, что он не спал всю ночь. Под глазами огромные серые круги, в глазах огромная неуверенность в своих силах и боязнь перед выступлением.
- Хидана так и не видели? – Срывающимся голосом проговорил главбух и тут же закашлялся.
- Нет, да вернется твой Хидан, не переживай.
- У него моя заначка, - проворчал Какузу, потупив взор. Сасори и Дейдара переглянулись.
- Какузу, пл*, что за @&*%! – Послышалось из коридора приветствие только что упомянутого акацуки. – Чего все носятся туда-сюда, помолиться спокойно не дадут!
Сасори заметил, как из глаз бухгалтера покатились крупные чистые слезы:
- Занаааач… Ой, то есть, напарник «дорогой» вернулся!!! – Он тут же побежал на голос.
На выходе обезумевший от радости Какузу столкнулся с Кисаме. Хошигаке почесывал нарастающую синюю бородку и скалил зубы в прелестной новогодней, по его мнению, улыбке. У него, как ни странно, было прекрасное настроение. Он уже с утра успел вогнать Итачи в шоковое состояние, притащив тому полную чашку манной каши в кровать. В общем, Кисаме, в свойственной ему манере, решил сегодня ни с того, ни с сего творить добрые дела.
Хотя, если бы спросили Пэйна, то он мог бы дать вполне разумное объяснение такому вот настроению акуломэна. «Так еще бы, - подумал Пэйн, щурясь от счастья, - самогончик-то бабка Агафья-сама недурной варит… ех».
Дейдара посторонился, уступая блаженному дорогу. Сасори захлопал в ладоши, призывая всех, кто собрался в зале, к тишине и вниманию.
- Народ, - Пэйн, собравшись, решил-таки сказать напутственную речь. – Переодевайтесь уже, ксо.
- Как всегда лаконично, Лидер-сама, - Тоби поднялся с пола и отряхнул водолазку. – И та-ак воодушевляет!!! Потрясающе!!! Вы прирожденный оратор! «Народ, переодевайтесь уже, ксо»… Как трогательно!!! Можно Тоби впишет это в свою записную книжку для последующего цитирования?
- Э…э, Тоби ты, что ли, опять головой ударился сильно? – Заволновался Дейдара.
- В общем, я дал, кажется, четкие и ясные распоряжения. – Лидер-сама сложил руки на груди. – Что стоим-то? Кого ждем?
- Я уже готов, - сказал Итачи, выглядывая из-за спины Кисаме. – Нормально?
Он все-таки одел то, что выбрал – жутковатого мышиного цвета свитер на человека неопределенной комплекции и такие же штаны.
- Хм… - Конан критически осмотрела его, сравнивая с картинкой сказочных героев из книжки. – Пьеруро-сан был в белом… но.. хехе, у нас же не похороны.
- А Тоби принес нашу простыночку! - Хороший мальчик указал на дверь, на которой висело полотнище ядовито зеленого цвета.
- Так, принес… - Зецу подозрительно поглядел на сию тряпицу. – А чего ж она на двери делает?
- Зецу-сан, такие подробности Тоби считает излишним сообщать, - зарделся человек в оранжевой маске, хотя этого и не было видно.
- Какие подробности? – Черная половина Зецу, как самая умная, побледнела.
Вместо ответа Тоби предпочел выскочить из комнаты. Какузу, как третья часть Горыныча, подскочил к их костюму и принюхался:
- Борщ. Определенно вчерашний борщ Марфоньки-сан был пролит на эту вещь.
- Да как он! – Взвилась белая половина Зецу, сорвав голос. – Да откуда у него еда-то берется всегда?!
- Лучше подумать о том, что нам придется выступать в «этом», - Какузу сокрушенно покачал головой. – Другого костюма нет…
Зецу и Какузу полными слез глазами осматривали невероятных размеров простыню. В горле у обоих стоял огромный комок.
- По крайней мере, - глухо сказал бессмертный, - он тоже вынужден будет это одеть, так ведь?
Зецу согласно кивнул разноцветной головой. Они сорвали с двери подсохшую простыню и скрылись в неизвестном направлении.
Тем временем, Сасори заканчивал возиться с нарядом Дейдары, закрепляя броню для джинчууриков на груди. За ночь Дейдара умудрился выкроить из пышного, белого платья Снегурочки шорты и топик. На большее его умений швеи не хватило. Какузу кое-как скрепил красными нитками разные части выкроенных предметов одежды, гадая, не напутал ли он чего.
- Дейдара, - Сасори прикрыл рот ладонью, чтобы не рассмеяться. – Ты прямо как праздничный фонарик! Весь такой… ммм, круглый!
- Хватит ржать, это ради искусства, - заворчал подрывник, приглаживая чрезмерно пышные детали одежды и проверяя насколько хорошо держится на груди кокошник.
- Так! – Пэйн вышел в центр комнаты. – Все готовы? Ну-ка выстроитесь вот здесь, в рядок пожалуйста, чтоб я сразу всех вас видел. Я уже выпил самого… тьфу, то есть, валерьянки…
На его клич возле стены построились все Акацуки, уже облачившиеся в свои праздничные одежды.
Главным действующим лицом, а именно, Третьим Хокаге (для детей - Дед Мороз) был Кисаме в костюме пирата, с огромным попугаем на плече и приделанной к синей щетине белой длинной бородой. Рядом с ним стояли его помощники в святом деле спасения джинчуурика однохвостого (Снегурочки) – Пьеруро, Марубина и Буратино. Для роли Буратино Сасори сам сделал себе длинный нос, потратив на него пару стульев, четыре карандаша и тюбик силиконового клея. За ними Пэйн смог-таки заметить джинчуурика Снегурочки, распустившего волосы и теперь нервно теребящего отдельные прядки. По другую сторону от Третьего, пытаясь сохранить равновесие, стоял Змей-Орочимарыч, каждая из голов которого хотела накостылять другим. К простыне сзади оказался приделан некий отросток, символизирующий хвост, на который все постоянно наступали.
Несколько поодаль, сосредоточившись в молитве, сидел на деревянном стульчике Хидан-Бессмертный. Он облачился в короткие красные шортики, заявив, что у него необычайно красивые ноги и длинный черный плащ. В принципе, не считая цепочки, только это и было одето на Хидане.
- Кхм… - Пэйн задержал на нем свой взгляд. – Хидан… у нас же детский утренник. Зачем их так пугать?
- Че? Какие-то претензии? Да я вообще сейчас уйду! Не нравится то, что я одел, так нефиг было и приглашать играть в этом *^*&ном спектакле!
- Так.. ладно, - Лидер-сама устало потер переносицу. – Тогда прикрывайся плащом, а то Степаныч нам устроит потом по самое не хочу.
- Да ты сам-то во что нарядился, покарай тебя Дзясин-сама!
Пэйн был в непонятной тряпице, обматывающей его с головы до ног. Она была разноцветная и имела густую бахрому, свисающую до пола. На голову Пэйн, посмотрев на картинку в детской книжке, нацепил парик с длинными патлами и сверху, чтобы парик сидел прочно, обвязал его шалью.
- Я Парень-Яга-сама, мне такое по роли положено. – Отрезал он.
- Вы готовы? – Появившаяся в комнате Марфонька перепугала Акацук до полусмерти. Марфонька тоже перепугалась – она никогда не видела столь ужасных костюмов. Она даже не могла сказать кто из них представляет какого персонажа, но решила ничего им не говорить, подумав, что в Москве лучше знают.
- Да, в принципе… - Рассеяно ответила за всех Конан.
- Отлично, дети с родителями соберутся к десяти. Сейчас вы можете пройти на кухню и поесть, и даже еще успеете порепетировать немного.
Поесть Акацук дважды просить не надо. Разношерстной толпой они спустились на первый этаж и расселись по маленьким стульчикам, чтобы позавтракать привычной уже манной кашей и бутербродами с маслом и сыром.
Зецу уныло ковырял ложкой в тарелке – ему такая диета не нравилась абсолютно.
- Мальчики, - обратилась к своим товарищам по несчастью Конан, - давайте еще раз прогоним хотя бы основные сцены.
Все воззрились на нее.
- Сначала выходим мы с Сасори и Итачи, и также Кисаме. Кисаме нам говорит, что Джинчуурик похищен и без него мир захватить до двенадцати часов ночи не удастся, насколько я поняла ту книгу.
- Так, дальше? – Пэйн подпер подбородок рукой и внимательно смотрел на свою напарницу.
- Дальше… Дальше у нас сцена с Парнем-Ягой, как раз, - девушка указала ложкой на Пэйна. Тот нахмурился – он не ожидал, что появится на сцене уже во втором действии. – Парень-Яга, Змей-Орочимарыч и Хидан Бессмертный радуются, что это именно они похитили джинчуурика. Тем временем, джинчуурик томится в заточении. Дейдара, там между прочим, ты должен заставить детишек спеть песню, ясно?
- Песню? – Дейдара оторвался от еды. – Я знаю только гимн нашей организации…
Конан несколько секунд обдумывала этот вариант, потом повертела головой:
- Вряд ли местные дети с ним знакомы, к тому же, так как его писал, если память мне не изменяет, Хидан, то там есть такие слова и выражения, которые детям даже слушать нельзя, не то, что петь!
- Я не понял, - Хидан вскочил из-за стола, - ты имеешь что-то против гимна?!
- Нет-нет, - Конан примирительно подняла руки. – Что ты… Давайте все же дослушаем меня, да?
Хидан скорчил недовольную рожицу и сел обратно.
- Потом опять выходим мы трое. Кисаме загадывает нам загадки… Кисаме, ты слышишь?
Хошигаке всхрапнул, когда Итачи потряс его за плечо.
- Что? Какие еще загадки?
- Ты, что, не выучил, что ли?! – Конан посмотрела на него округлившимися глазами. – Итачи, я же просила тебя проследить…
- Он выучил, - ответил Итачи и глазом не моргнув.
Кисаме удивленно поглядел на напарника – тот вчера и не заикался вовсе ни о каких загадках. Мечник наклонился к Учихе поближе и прошептал в самое ухо:
- Итачи-сан… хехе.. какие еще загадки? Я ведь не учил ничего…
Итачи, глядя прямо перед собой, также тихо ответил:
- Что-нибудь придумаешь на ходу. Ты же любишь импровизировать.
- Но ведь Конан сказала, что…
- Кисаме, - Итачи кинул в сторону говорящей что-то девушки, - мне не слышно.
Хошигаке понял, что этот разговор ни к чему больше не приведет.
- Потом мы, разгадав загадки с помощью детей, разумеется, якобы врываемся в убежище Парня-Яги и его компании. – Продолжала тем временем Конан. – Видимо, от нашего внезапного появления злодеи раскаиваются и сдают нам джинчуурика. После этого все вместе с детишками мы должны спеть песню в честь нового года, пройти пару кругов вокруг елки и, кажется, все.
- Нет, не все, - возразил Какузу, хмуро глядя в сторону. – Еще ведь подарки.
Конан недоумевающее посмотрела на него:
- Какие подарки?
- Да во-он тот мешок со всякими сладостями…
Итачи попытался незаметно проследить за взглядом Какузу, но этого не получилось. Конан сердито фыркнула и Учиха оставил свои поползновения в сторону конфет и мандаринов.
- Кажется, этим должен заниматься Кисаме, на пару с Дейдарой. После сценки они должны стоять возле елки и когда ребенок расскажет какой-нибудь маленький стишок, они выдадут ему мешочек с конфетами.
- Все верно, - сказала, входя в комнату, Марфонька. – В мешке ровно столько кулечков, сколько у нас детишечек, так что каждому должно хватить этих подарков от родного колхоза.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 20:05 | Сообщение # 19
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Эпизод 20. Последний. Часть А.
Акацук трясло как никогда – зрителей в маленьком детсадовском актовом зале набилось столько, что не то что яблоку, а даже семечке некуда было упасть. Пришли все – дети, родители, больные воспитатели, половина колхозных доярок, Каге Березонек с кучей своих родственников, Комиссия из района, школьники, у которых уже начались каникулы и даже еле передвигающая ноги от разыгравшегося ревматизма Агафья Илларионовна пришла и уселась на лавку в центре первого ряда. Она имела на это право – ведь комсомольцев она знала лучше всех.
Бабуля уже агитировала всех, сидящих за ней, любить и жаловать Акацук, или как она их называла – «моих соколиков».
Но на соколиков Акацуки, нервно грызущие ногти с облупившимся лаком в коридоре, были меньше всего похожи.
- Л-л-лидер-сама, - пищал Тоби очень высоким голосом. – Меня что-то л-л-лихорадит. М-м-может, я заболел? Можно мне домой?
Пэйн зыркнул на него риннеганом:
- Ты. Будешь. Выступать. Ясно?
- А… - Тоби посмотрел на своих напарников по роли Змея-Орочимарыча. – Может, все-таки домой?
- Так! Отставить панику в организации! Ёмаё! - Пэйну пришло в голову, что надо произнести какую-нибудь пафосно-воодушевляющую речь ради поднятия командного духа. Откашлявшись в кулак, он оглядел притихшую толпу акацук, которых всех трясло от волнения, и начал:
- Дорогие друзья! Давным-давно жил малэнкий-малэнкий малчик. И етот малчик пощел как-то високо-високо в горы…
- Пэйн.. что за акцент? – Конан потрясла Царство Бога за плечо.
- А? Что?
Девушка покачала головой.
- Так, ладно, через пару минут надо начинать. Сасори, Итачи… за мной. Кисаме. Где Кисаме?!
Итачи огляделся и пожал плечами:
- Я его давно не видел.
- Да вон он! – Дейдара вытянул руку и указал в ярко-освещенную комнату. Кисаме, вжав голову в плечи, сидел позади Агафьи Илларионовны.
- Черт! – Зецу нахмурил обе своих половинки лица. – Как нам его позвать? Мы все в костюмах…
- Мы его тогда прямо из зала позовем, когда пойдут его слова.
- Ну, - Конан набрала полную грудь воздуха. – Ками-сама нам в помощь!
Они втроем – Конан, Итачи и Сасори – прошли в зал и встали перед разряженной елкой.
Зрители тут же зааплодировали. Громче всех хлопал Кисаме.
Акацуки молчали недолго. Первой начала Конан, потому как только она выучила свою роль на зубок. И не только свою, а вообще все роли, чтобы суметь как-то подсказать другим, если кто-то что-то забудет.
- Горе! Беда! Ужасное горе! – Запричитала Конан, жутко переигрывая.
Груднички, которых держали на руках молодые березоньковские мамаши, начали тихо хлюпать.
- Э… Что там случилось? – Совершенно без выражения произнес Итачи, смотря куда-то в одну точку где-то над головой Кисаме.
- Да. – Также ответил Сасори.
- Сейчас нам все объяснит Третий Хокаге. – Конан подошла, на подкашивающихся ногах, к зрителям и потянула на сцену упирающегося Кисаме.
- Не, не! – Заголосил он басом. – Конан, я не буду играть! Пусть Пэйн меня потом накажет! Конан, милая, я не…
- Третий Хокаге, твоя внучка – джинчуурик однохвостого – пропала! – Конан натянуто улыбнулась и таки вытащила Кисаме в наряде пирата из толпы.
Толпа сидела тихо, настороженно пытаясь вникнуть в суть спектакля. Они никого не могли узнать, и тем более, не могли они понять эти странные мудреные звания.
- К..К..Конан, я… - Кисаме округлившимися теперь еще и от ужаса глазами взирал на толпу.
- Ах, какой глупый Третий Хокаге, - покачала головой Конан. - Марубина меня зовут. А это вот Буратино-сан и Пьеруро-сан.
- А точно, - опомнился Сасори. – Снегурочку похитили.
- Горе-то какое. – Прибавил замогильным тоном Итачи. – Надо бы ее выручать.
- Правильно, правильно, - похвалила их Конан за то, что они в принципе вспомнили свои слова. – А теперь мы вместе с ребятами должны станцевать специальный новогодний танец, который поможет расшевелить нашего Дедушку Третьего Хокаге! Да, детишки?
Дети, сидящие на первом ряду, переглянулись. Из всей фразы они поняли, что им предстоит что-то станцевать.
Марфонька, оказавшейся не только поварихой, но и местным композитором, ударила пальцами по клавишам старенького пианино, стоящего в углу зала. По помещению понеслись звуки Собачьего Вальса.
Конан взяла за руки стоящих рядом Итачи и Сасори, подтолкнула Кисаме, и все они оказались вовлечены в кружащийся вокруг елки хоровод.
Обойдя под музыку раза четыре вокруг елки, Конан ослабила хватку и Итачи, скрывая навернувшиеся на глаза слезы и дуя на едва не сломанные пальцы, от всего сердца позавидовал деревянной руке Сасори. Все, что ему сейчас надо было сделать – заменить поврежденные пальцы на новые. Музыка смолкла и раскрасневшиеся веселые детишки сели обратно на свои места.
Тем временем действующие лица на сцене сменились. Конан замерла в дверях, следя за тем, чтобы никто не забыл слова.
Парень-Яга, Змей-Орочимарыч и Хидан Бессмертный замерли посреди сцены.
- Снегурка у нас, - сказал после минутной заминки Хидан. Как и советовал ему Пэйн, бессмертный акацука завернулся в плащ. – Я сделал это во имя Дзясина-сама!
- Надо бы выкуп за нее затребовать, - задумчиво пробормотала левая голова Змея.
- Идиот, ты думай, что ты несешь, - зыркнула на него разноцветная центральная голова. – Это же детский утренник.
- А что такого? Что, там по сценарию не было такого? – Удивилась левая голова.
- Тоби хочет пи-пи, - пискнула правая голова, глядя в сторону двери.
Дети расхохотались. Раздались вялые хлопки Комиссии из района.
- Мы должны помешать Третьему добраться до джинчуурика, парни, - проговорил Парень-яга. – Мы заставим его почувствовать что значит БОЛЬ!!! Мы погрузим этот праздник в бездну отчаяния и безысходности! Мы уничтожим всю радость на Земле!!! Мы съедим все конфеты в подарках!
Пэйн явно переборщил, особенно с последним обещанием – дети ни на шутку забеспокоились, особо впечатлительные зарыдали, а Степаныч погрозил ему здоровым, как кувалда, кулаком.
Пэйн сглотнул и добавил:
- Ладно, конфеты не трогать. Просто погрузим мир в отчаяние, да? Можно?
Он посмотрел на троицу из района. Те вяло покачали головами. Лидер Акацук весело захлопал в ладоши. Под какую-то зажигательную музыку злодеи удалились со сцены, уступив место джинчуурику Снегурочке.
Дейдара, сжимая в руках подол своего шикарного пышного наряда, робко вышел к елке.
Зрители умилились – после прошлогодней Снегурки, которую играла хромая и беззубая пятидесятилетняя заведующая детсадом Исидора Леонидовна, худенький белокурый Дейдара с огромными васильковыми глазами и мелко дрожащей нижней губой, был просто олицетворением женской красы.
- Де… Дети, - выдавила из себя Снегурочка. – Меня похитили злые нехорошие люди.
Степаныч громко высморкался – надрывный от страха перед толпой голос подрывника тронул что-то такое в душе сурового председателя колхоза, что даже его жена за тридцать лет брака не могла никак задеть.
- Дейдала Сенсеевна, мы вас спасем!!! – Завопил на весь зал любимый ученик Дея – Виталик.
Дейдара нашел взглядом Виталика, и это придало ему сил.
Он прокашлялся и, кивнув Марфоньке, позвал детей петь песню.
Прямо перед его выходом, Конан протянула ему небольшую шпаргалку с быстро нацарапанной там детской традиционной новогодней песенкой. Слава ками-сама слова были не сложные.
Взявшись за руки, дети и преступник S-ранга опять принялись нарезать круги вокруг разряженного дерева.
- Мааааленькой ёёооолочке, - затянул Дейдара, стараясь не фальшивить.
Детишки улыбались друг другу и, морщась от удовольствия, подпевали:
- Холодно зимоооой.
Ииииз лесу ёооолочку
Взяли мы домоооооой…
Дейдара закатил глаза – слова, хоть и легкие и быстро запоминающиеся, но были совершенно бредовыми. Кто-то взял в дом елку. Пипец. Нет, ну Сасори бы такое мог проделать, конечно, но то, что дети пропели дальше, повергло Акацуку в интеллектуальный шок.
- Бууусы повееесили,
Встали в хоровооооод.
Вееееесело, вееесело
Встретим Новый Гооод!
Зачем они на дерево повесили женские украшения? Отдали бы их Учихе, он любит такое, мм. И какая связь может быть между обряженным в женские бирюльки деревом и веселым времяпрепровождением?
- Скоооолько на ёоолочке
Шариков цветныыых,
Роооозовых пряяяяников,
Шишек голубыыых.
Дааа… и с восприятием цвета в этой деревеньке что-то не так, ммм. Розовые пряники, фиг с ним, но чтоб шишки были голубыми? И ладно еще слова, но когда вся песня играется на двух нотах… Как-то занудно.
Но, поглядев на детей, резво бегающих по кругу возле приятно пахнущего дерева, Дейдара подумал, что ему-то, в принципе, какое дело до местных обычаев. Когда музыка затихла, дети захлопали в ладоши и сели по местам.
- Ваша песенка так подбодрила меня, ммм. – Проворковала Снегурочка, придерживая рукой готовый вот-вот отвалиться кокошник. – Теперь я смогу еще немного подождать, пока меня не спасет Третий Хокаге и его команда.
 
ByakkoyaДата: Вторник, 09.08.2011, 20:05 | Сообщение # 20
Акацуки
Группа: Администраторы
Сообщений: 203
Репутация: 2
Статус: Offline
Эпизод 20. Часть Б.
- Наглый Джинчуурик Снегурочка-сама, - ворчал Парень-Яга, жутко заикаясь перед зрителями. – Мы его, значит, заперли, а он, значит, песенки распевает…
- Она, - поправила его центральная голова Змея-Орочимарыча.
- Что? – Не понял Парень-Яга.
- Джинчуурик Снегурочки – это «она». – Спокойно добавил Хидан-Бессмертный и распахнул плащ.
Все девушки, бывшие в зале, заулюлюкали, чего от них никто не ожидал.
Хидан довольно обвел зал взглядом. Его костюм произвел на всех именно такое впечатление, на которое он и рассчитывал.
- Так, Хидан, давайте-ка по сце… ээ… То есть, - Парень-Яга провел ладонью по лицу. – Так! А посмотрите-ка кто там к нам идет в далеке!!!
Так как никакого «далека» не было, то ему пришлось добавить:
- Это Марубина и ее команда. Они идут спасать Снегурочку!
- А Кисаме что с ними забыл? – Спросила голова Змея в оранжевой маске.
- Тоби, блин! – Парень-Яга замахнулся на Змея и по залу побежал неодобрительный гул – детишкам эта голова змея очень приглянулась. – Это Дед Мороз!
Злодеи переглянулись и захохотали. Тут на сцену выбежала Снегурочка.
Где-то у двери Конан отчаянно жестикулировала Дейдаре, которого она не успела остановить, что сейчас не его очередь. Но ни подрывник, ни остальные акацуки в запале игры ее не замечали.
- Я есть хочу, между прочим, - хрипло сказал Дейдара, хлопая васильковыми глазами. – Вам нужна моя сила или нет? Покормите меня, злые люди.
- Джинчуурик совсем страх потерял, - Какузу потянулся было к Дейдаре, чтобы отвесить тому пару подзатыльников, но наступил на свой же хвост, приделанный к их общей на троих простыне, и, запнувшись, растянулся на полу. Естественно, сверху на него упали Зецу и Тоби. Послышалась нецензурная ругань, от которой Комиссия из Района брезгливо поморщилась. А Степаныч надул щеки, что не предвещало ничего хорошего.
Конан, быстро сообразив, что если ничего не предпринять, то разразится ужасный скандал, выпихала на сцену Кисаме и своих подручных – Итачи и Сасори.
- Эй, Хокаге-Дед Мороз! – Крикнул Пэйн во все горло, хоть Кисаме и стоял от него в трех шагах. – Забирай скорее свою внучку и сам ее корми! У нас тут, между прочим, не общественная столовая, а серьезная организация.
Кисаме нахмурился – в его небольшом мозгу быстро пронеслись кое-какие не очень хорошие для Пэйна мыслишки. Как и советовал ему Итачи, Кисаме решил импровизировать.
- Просто так я внучку забрать не могу, видишь ли, дорогой Парень-Яга.
Все акацуки замерли – чтобы настолько отклониться от сценария!
- Чего ты несешь, старый хрыч? – Завопил Дейдара, размахивая руками. – Забирай меня отсюда! Они ж по-хорошему отдают.
- Нееееет, - толстые губы Кисаме растянулись в зловещей ухмылке. – Дети, не может же Дед Мороз быть таким неблагодарным, чтобы взять что-то и не отдать что-нибудь взамен? Да?
- Даааа!!! – Завопили дети из зала и затопали маленькими ножками.
- И что делать? – Изумился Зецу, поднявшись с Какузу. – К чему ты клонишь?
- Я, - начал Кисаме, пройдя к центру зала, - загадаю загадки. Если вы правильно хоть одну отгадаете, то так и быть – Снегурочка пойдет со мной. Но если нет… Хы-хы.
Злодеи посовещались. Ну какие загадки могли придти в башку этой огромной горы синих мышц? Про Самехаду? Да это же просто смешно.
- Ладно, - Парень-Яга протянул Третьему Хокаге руку, - договорились. Только, чур, дети нам могут помогать.
- Да пожалуйста, - пожал плечами мечник. – Итак, моя первая загадка – «Высоко сидит, далеко глядит злобный дядька…»
- Айболит! – Заорали дети.
- Ну пусть будет как они сказали, - Пэйн вообще не понял загадку.
- А вот и не угадали. – Кисаме довольно потер подбородок. – Вообще-то, я про Дейдару загадывал.
- Так нечестно! – Змей-Орочимарыч. – «Дейдара» не рифмуется с остальными строчками!
- А я ничего и не говорил про рифму. – Кисаме огляделся и сел на стоящий возле елки стульчик. Сзади к нему подошла Снегурочка:
- Слушай, у меня одного такое чувство, что ты хочешь внучку у злодеев оставить?
Кисаме сделал вид, что не услышал, а может, и в самом деле не услышал этой фразы.
- Вторая загадка! Слушайте внимательно - «Красный глаз – красивый, в нем так много силы. Знает каждый мальчуган – этот глазик…»
- Итачин! – Обрадовано объявил Тоби, хлопая под простыней в ладоши.
Злобный смешок Кисаме заставил хорошего мальчика прекратить аплодисменты.
- А вот эта загадка была в рифму. Ответом был «шаринган». Так что не угадали! Ха-ха-ха!
- Но так вообще нечестно! –Хидан начал угрожающе приближаться к сидящему Деду Морозу. – Ты бы хоть говорил, когда они рифмованные, а когда нет! Дзясина-сама на тебя нет, неверный!
Кисаме откинулся на спинку стула и примирительно вскинул руки:
- Ладно-ладно. Даю вам последнюю попытку. Сразу говорю – загадка рифмованная, но с подвохом, хи-хи-хи.
- Давай, говори уже, - проскрипела черная половинка центральной головы Змея.
- «Как шиноби он хорош, да красив как в сказке. Угадайте, кто же он»…
Тоби опять никто не успел заткнуть:
- Брат Учихи Саске!
- Тааааак, - протянул Кисаме.
- Тоби, ты чего выперся, идиот! – Пэйн кинулся придушить одну из голов Змея-Орочимарыча. Та отчаянно запричитала:
- А что сразу Тоби?! Никто ведь ничего не говорил! Ай, Лидер-сама, уберите руки! Мне нечем ды… хееее…
Кисаме, тем временем, тер подбородок:
- Значит, ваш ответ – «брат Учихи Саске»? То есть, - он указал на Итачи, который с отсутствующим взглядом стоял, облокотившись на пианино. – Он? Да?
- Не, ну а что такого-то? – Выпалил Тоби, пока Лидер собирался с силами для очередного удушения. – Тоби так подумал!
- Но ведь загадку-то я загадал с подвохом, - Деду Морозу начинала нравится его роль – издеваться над своими сослуживцами оказалось довольно приятно. – Так что ответом может быть и что-то другое…
- Что, например? – Спросил Какузу.
- Сам Учиха Саске, - ответил Кисаме, поглядывая украдкой на Итачи.
Тот, услышав эти слова, фыркнул:
- Там вроде было – «как шиноби хорош». Кисаме, не будь дураком. Саске всего лишь тринадцать лет. – Итачи заметил, что в зале стало очень тихо, а все акацуки глядят на него. – Кхм, вроде бы…
- Ладно-ладно, Тоби угадал, - буркнул Хошигаке. – Повезло, наверное.
Итачи подошел ближе к своему напарнику:
- И на будущее, - он наклонился к самому уху мечника и прошептал, - еще одна – любая – загадка про меня и следующий праздник ты будешь отмечать в Мире Бога Луны.
Кисаме сглотнул.
- Нууу, давайте сюда внученьку мою, - пискляво выдавил он, хватая рукой воздух в той стороне, где, по его мнению, должен был стоять Дейдара.
Но Снегурочки рядом не оказалось.
Пэйн растерянно оглядывал помещение – джинчуурика Снегурочки нигде не было, а значит…
- Дети, ну вы только поглядите на них! – Кисаме, потрясывая попугаем, зажатым в руку, едва не рыдал. – До чего же они все-таки ужасные злые люди! Дед Мороз к ним с открытой душой, понимаешь, позволил одну загадку угадать, а они! Спрятали внученьку-то мою, свет Дейдароч.. тьфу ты, то есть Снегурочку! Что ж делать-то теперь? Как праздник встречать мне без любимой внучки?
Дети в панике переглядывались – они тоже не заметили, куда и когда успел уйти Дейдара.
Взрослые, сидевшие на спектакле, молча качали головами. В зале нарастал неодобрительный гул. Акацуки лихорадочно пытались что-нибудь сообразить.
Тут в зал влетела Конан, тащя за собой пропавшую Снегурочку, которая жевала бутерброд.
- Ах-хэх-хыыых, - Конан дышала, как загнанная лошадь. По-видимому, она за это время успела обежать весь детский сад. – Вот она! Хыыыыых… фуууух…
- Девочка моя!!! – Кисаме в слезах бросился к Дейдаре.
- Чво?! – Проглотив все, что было во рту, Дейдара воззрился на несущегося к нему на всех парах акуломэна.
- Вот и нашлась, внучка моя, дети!
- Ура, - где-то сзади монотонно повторяли Сасори и Итачи. – Радость-то какая. Мы таааак счастливы, что и ни в сказке сказать.
Дети повскакивали со своих мест, принявшись носиться по залу, кидаться на всех своих «воспитателей» и вопить что-то во весь голос.
- Дети, дети! – Конан, наконец, отдышалась. – В честь успешного спасения Снегурочки, давайте споем нашу любимую песенку!
Пока ребятишки выстраивались в хоровод, синеволосая Мальвина обошла всех своих и протянула каждому листок со словами. При этом выражение ее лица было таким, что не петь любой из акацук просто бы побоялся.
И вот, взяв за руки малолетних березоньковцев, Акацуки дружно пошли вокруг елки:
- В лесу родилась елочка,
В лесу она росла
Зимой и летом стройная
Зеленая была….
Многим, если не всем «комсомольцам» и эта песня показалась глупой и лишенной всякого смысла. Но ради праздника они предпочли об этом умолчать.
Затем, после хоровода, Акацуки поклонились всем зрителям и довольные собой вышли в коридор. В зале остались только исполнители главных ролей – Кисаме и Дейдара.

У ног Дейдары лежал огромный мешок с колхозными подарками детишкам. Кисаме усадили на тот же стульчик у елки – к нему по одному подходили ребятишки. Все они рассказывали ему стихи, немного глупые, и все про елку, но Кисаме расплывался в улыбке всякий раз, когда ребенок, замолчав, ждал его похвалы, и, конечно, подарка. Мечник аккуратно гладил по специально красиво-зачесанным детским мягким волосикам, говорил что-то вроде «Молодец», или, если это была девочка «Учничка» и выдавал кулек с конфетами. В глазах детей светилась неподдельная радость и истинное счастье.
Надо ли говорить, что видя такое, умилялись и их родители.
Комиссия из района, походив, для пущей важности, еще с часок по детскому саду, пришла к решению, что этот спектакль может быть признан «образцово-показательным», а комсомольцев из Москвы решили приставить к почетной грамоте.
Жаль, конечно, что никто из них так этого и не узнал… Потому что…

Рука Итачи потянулась к забытой кем-то из детей на подоконнике шоколадной конфете. Черные глаза уже блестели предвкушением, но…

Тук! Тук! Тук!
- Итачи-саааан! – В комнату вбежал Тоби.
Итачи почувствовал, как хороший мальчик, плюхнулся своей отнюдь не мальчишеской задницей на кровать. На его кровать! Итачи протянул ногу, спихивая надоедливого напарника Дейдары с постели.
- Что? Обломалось? – Довольным тоном произнес Мадара.
- Что? – Не понял Итачи.
- Конфеты. – Мадара сидел к нему в пол-оборота. – В прошлый раз твое нечаянное гендзюцу закончилось, когда мне хотели вручить грамоту… А я, ведь, этого даже больше заслужил.
- Так на этот раз, это твоих рук дело? – Итачи, видя, что родственника никак не спихнуть, сам выбрался из кровати.
- Не рук, хех. А глаз. И это еще не вся моя месть, - голос снова изменился. – Ай-я-яй, Итачи-сааан. Ну как же так можно! Ведь Лидер-сама вам говорил!
В этот момент дверь распахнулась и в комнату высыпались все Акацуки.
Они укоризненно смотрели на Итачи. А тому было совершенно по фигу, что они там себе навоображали.
- Нет, все, - сказал Пэйн категорическим тоном. – Телевизор я у тебя забираю. Так же никуда не годится! Мы перестанем хоть когда-нибудь оказываться в таких идиотских ситуациях или нет? Итачи, мне это категорически не нравится!
- Ничего не поделаешь, - спокойно ответил Учиха, глядя как Какузу отключает от телека кабель.
- Хм… ну, тогда, сделай так, чтобы в следующий раз у нас хотя бы способности остались.
- А следующего раза не будет. – Уверенно пообещал Итачи.
- Не будет?! – Изумился Тоби. Он-то надеялся хотя бы на такое «сражение» между ними.
- Нет. – Итачи улыбнулся. – Обломись.

Конец.
 
Форум » Общение » Fanfiction's st. » Akatsuki’s Organization vs. ДОУ «Лесная Сказка» (AU, Humour, 2008)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz